28 ноября 2016

Татьяна Честина: «Моя персональная «зеленая» революция – начать действовать прямо сейчас»

Автор: Ирина Храпченкова, Анна Андриевская

Руководитель Общероссийского движения ЭКА и управляющий партнер агентства «Велес» Татьяна Честина рассказала Recycle о том, как они находят увлеченных заботой об экологии лидеров, как сделать экодвижение популярным, как посадить дерево и где проходит грань между разумным потреблением и экофанатизмом. 

Фото: Ольга Воробьева

Фото: Ольга Воробьева

 

Расскажите об основных направлениях работы движения ЭКА и ваших экологических программах.

Движение ЭКА – это общественная организация, мы действуем с 2010 года. В нашей работе мы фокусируемся на работе с регионами и малыми территориями. Потому что в крупных городах, как правило, все же есть экоорганизации, а чем дальше мы уходим на территорию, в небольшие населенные пункты, тем меньше там проявляется экологической общественной активности.

Сейчас мы работаем примерно в  50 регионах. В 20 регионах у нас есть лидеры, которые организуют деятельность в своей области. Также работают так называемые территориальные штабы – это лидеры, которые ведут общественную деятельность в небольших населенных пунктах, в отдельных районах города или даже на базе конкретных учреждений – их около 100.

Деятельность организации началась с программы «Больше кислорода» по посадке деревьев и лесовосстановлению. Ее в течение 4 лет финансировал один из основателей движения и меценат, президент компании «Фаберлик» Алексей Нечаев. Благодаря его поддержке удалось посадить 10 млн деревьев в 40 регионах, создать 5000 школьных питомников.

Другое направление – это экопросвещение детей и взрослых, здесь можно выделить много форматов. За последние три года число участников программы «Зеленые школы России» увеличилась от 1000 до 17 000 учителей. Это произошло благодаря совместным экологическим урокам на разные темы (водосбережение, раздельный сбор отходов, мобильные технологии для экологии), реализованным совместно и при поддержке крупных компаний — МТС, PepsiCo, а также при поддержке ФЦП «Вода России». Кроме того, наши лидеры проводят в регионах множество экопросветительских мероприятий для всех возрастов – это различные тематические акции, фестивали, школы эколидера, экопросвещение среди студентов.

Фото: Ольга Воробьева

Фото: Ольга Воробьева

Еще одно направление – это «Защита экоправ». У нас есть юрист, он консультирует  инициативные группы и активных граждан, которые борются за свои экологические права и которые регулярно к нам обращаются из разных регионов. Примерно в 8-10 регионах лидеры сами периодически борются с такими случаями нарушений (и время от времени добиваются успехов).

Так, в Волгограде остановили незаконный асфальтобетонный завод, также было много случаев устранения несанкционированных свалок через надзорные органы (в Чувашии, Вологде, Екатеринбурге и других регионах), борьбы с незаконным захватов берегов – например, в Пскове, и других. Также мы проводим базовые семинары для активных граждан о том, как защищать свои экологические права, выпустили недавно пособие по этой теме.

Тема раздельного сбора отходов и переработки также постоянно присутствует в нашей работе: региональные лидеры проводят практические акции по сбору вторсырья от населения,  в некоторых регионах это делается  на постоянной основе, так как там уже установлены контейнеры и ведется круглогодичный сбор макулатуры. В каждом регионе лидеры сами определяют повестку, с какими местными темами им важно работать.

Мы постоянно развиваемся, ищем новые форматы. Так, в конце осени 2015 года программа «Больше кислорода!» реинкарнировала в совместный с сервисом PosadiLes.ru  проект. Люди могут на сайте PosadiLes.ru выбрать и оплатить посадку деревьев, а наши волонтеры их сажают, затем пользователю приходит сертификат и после посадки – фотоотчет и координаты посадки. Наша цель – дать возможность любому человеку посадить дерево в несколько кликов, не выходя из дома.

Как вам удается привлекать новых лидеров и чем специфика работы с активистами в регионах России?

Мы стараемся участвовать в крупных событиях, на которые собираются люди из разных регионов. Мы рассказываем, что мы делаем, как у нас все устроено, и всегда находятся люди, которые хотят реализовывать себя как общественные лидеры в области экологии.  Мы начинаем работать с такими активистами, постоянно их обучаем (например, у нас есть практика вебинаров), консультируем, у нас есть готовые методические инструкции по отдельным акциям и направлениям, есть координаторы по работе с региональными и территориальными штабами.

Мы работаем над платформой, на которой благодаря нашему опыту и опыту партнеров из экоорганизаций и сообществ активный человек сможет найти инструкции к действию и также выбрать роль, в которой он или она хотят реализоваться (не только общественный лидер, но и, например, социальный предприниматель).

Если говорить о специфике работы в регионах, то тут все зависит от региона. В целом, с одной стороны работа в регионах устроена проще чем в мегаполисах – СМИ более отзывчивые, а события и проекты, которые останутся в крупных городах незамеченными, в регионах привлекут больше внимания, здесь легче установить контакт с органами власти. С другой стороны, есть определенная инерция, которую приходится преодолевать, более размеренный темп жизни и изменений – мы же предлагаем новые практики, новый образ жизни.

Каким образом ЭКА находит ресурсы для своей работы?

В первые годы работы движения работу команды, которая координировала проекты и в целом работу движения, а также  отдельные программы поддерживал как меценат президент компании «Фаберлик». Несколько лет назад мы с партнерами создали зеленое агентство «Велес», которое развивается в формате социального предпринимательства. Агентство поддерживает общественное движение, в частности, все, кто заняты в его проектах, также выполняют волонтерские задачи в рамках работы ЭКА.

Агентство занимается реализацией только «зеленых» проектов и мероприятий, а основные заказчики – это крупные компании (у нас жесткие ограничения – мы совсем не работаем с атомными и ресурсодобывающими (нефтяными, газовыми и другими подобными) компаниями). Также мы думаем над моделью b2c – каким образом нашими «заказчиками» могут быть люди, а не только компании. Наша цель – это самим зарабатывать для того, чтобы финансировать наиболее важные для нас общественные программы, например, «Защита экоправ».

В регионах наши лидеры сами  привлекают ресурсы – через местные органы власти, спонсоров и т.д. Однако мы все больше обращаем внимание регионов в сторону социального предпринимательства в сфере экологии, потому что мы хотим, чтобы они стали устойчивыми в своей работе, в том числе финансово.

Вообще, у нас очень много планов – как по развитию существующих направлений, так и новых историй, у нас творческая команда, которая постоянно генерирует идеи и расширяется. Мы постоянно учимся на тренингах, акселераторах, мы стараемся применять бизнес-подход к тому, что мы делаем,  и критически относиться к собственным результатами и тому, что можно улучшать.

1395241_680029448682604_286228040_n

Как экологическим движениям сделать распространение своих инициатив более масштабным и значимым?  

На мой взгляд, одно из решений – начинать работать с самого детства. Об этом наша программа «Зеленые школы» и проекты с крупными партнерами. Сейчас в наших проектах, которые реализуются при поддержке крупных бизнес-партнеров, участвуют десятки тысяч человек. Мы стимулируем регионы, чтобы они работали с лицами, принимающими решения, или с лидерами мнения, а также в том, чтобы они переходили от формата разовых акций к более системной работе.

Например, в Ульяновске губернатор участвовал в велопараде, который организует наш лидер, а потом дал распоряжение, чтобы в городе проложили велодорожку и устанавливались велопарковки.

В Новосибирске наши ребята обучают общественных инспекторов вместе с Департаментом природных ресурсов и экологии Новосибирской области. В каждом регионе есть свои примеры. Мы также стимулируем участников ЭКА быть креативными – это хорошая возможность при ограниченных ресурсах сделать многое. Также сегодня у нас есть интернет-технологии, которые позволяют дотянуться до огромного количества людей. Мы постоянно обучаем ребят работать с интернет-инструментами, они много работают в соцсетях для вовлечения людей в экоактивность.

Реализация каких проектов вызывает самые большие трудности?

Существуют разного плана проблемы. Например, много таких вызовов мы видим  в рамках «Защита экоправ» или в работе по внедрению новой культуры и практики, как, например, раздельный сбор отходов. Есть проблема косности и нежелания прилагать усилия со стороны лиц, принимающих решение, желание действовать по старинке.

Если говорить о гражданском обществе, людях, готовых взять на себя ответственность за свои сообщества, в России пока оно еще очень слабо развито. Есть общая проблема в правовой безграмотности, незнании своих прав и неготовности их отстаивать.  

В то же время появляется все больше инициативных групп, активных людей, с которыми мы стараемся взаимодействовать и объединять усилия.

Нам часто говорят, что «у нас есть идеи, как все изменить, но у нас нет денег, у нас нет единомышленников и мы не будем ничего делать». Это вообще великое заблуждение, потому что самое важное – это человек, который глубоко верит в свою идею и он просто начал двигаться и что-то делать. Тогда начинает все происходить, притягиваются единомышленники, находятся ресурсы. Мы сами и многие наши друзья, лидеры инициативных групп, так и начинали свои инициативы.

Какой регион можно назвать самым «зеленым» или самым проблемным?

Все регионы очень разные. Здесь очень сложно однозначно ответить. Составляют разные рейтинги городов, к ним бывают вопросы, и мы сами такими рейтингами не занимаемся.  Скорее, есть общие моменты у разных городов, набор проблем. Например, во многих городах есть проблемы с сохранением зеленых зон, идут точечные застройки, уничтожение парков и городских лесов. Есть общие проблемы с несанкционированными свалками и т.д.

А есть какие-то совершенно уникальные природные объекты, которые нуждаются в защите – например, горы Шиханы в Башкирии (наши активисты участвуют в их защите) или Хоперский заповедник  в Воронежской области, где уже несколько лет идет народная борьба против добычи никеля.

yar_5549

Фото: Ярослав Никитин, фотограф Ресурсного центра НКО Москвы

Где проходит грань между разумным потреблением и экофанатизмом?

Здесь каждый должен для себя сам определить степень ответственности. То, что для кого-то выглядит экофанатизмом, для другого является очень малым вкладом, который он может сделать, осознавая глобальность экологическим проблем.

Есть набор мифов об экоактивистах, но есть прогресс в том, что общество начинает осознавать, что экологические проблемы касаются буквально каждого, это вопрос здоровья и жизни самого человека, его родных. Конечно, неподготовленным людям, нужно все подавать в правильной «упаковке».

Здесь экоактивистам хорошо обучаться правилам маркетинга,  подачи информации, продвижения, благо сейчас много бесплатных курсов и обучающих мероприятий.

Нет ли опасений, что тренд на экологичный образ жизни пройдет?

С ростом глобальных (и российских) экопроблем тренд вряд ли пройдет. Скорее, будет расти число случаев гринвошинга, когда приставка «эко» используется в маркетинговых целях без оснований, а потребитель не будет в этом разбираться и будет неспособен критически к этому относиться.  

Я читала в Ъ выводы из исследования Euromonitor International «Топ-10 мировых потребительских тенденций в 2016 году», согласно которому потребители все больше внимания уделяют экологичности продуктов и социальной ответственности бренда. Надеюсь, в какой-то момент мы тоже к этому придем.

Приезжая в  регионы, мы наблюдаем за изменениями – например, появляются велодорожки, становится все больше и больше островков  раздельного сбора отходов – во многом, благодаря активистам. Появляются магазины с экопродукцией, вегетарианские кафе. Есть, конечно, и  противоположные тенденция – например, уничтожение зеленых зон под торговые центры, строительство вредных производств без учета мнения жителей  и т.д..

В целом мы видим, что СМИ стали больше писать на экотему, чиновники опять же вспоминать об этом, в  интернете много сообществ, появляются новые низовые инициативы, главное – чтобы со временем повышалось не только количество, но и качество дискуссий и активности.  

В целом с кризисом и с тем, что происходит с ценами на нефть (а также с тем, как бурно развивается альтернативная энергетика в целом в мире) у нас есть шанс выйти из старой парадигмы сырьевой экономики, которая уже не работает и, по моему мнению, работать не будет. Но для того, чтобы этот шанс реализовать, придется ой как поработать всей стране, на всех уровнях, тут очень сложно быть оптимистом, мы не знаем, насколько получится, но мы стараемся.

«Зеленая» революция – насколько она возможна в России?

«Зеленая» революция подразумевает, что в каких-то сферах ситуация настолько плоха и критична, что нужна глобальная трансформация, серьезные политические решения, политическая воля. Активные люди пытаются делать то, что от них зависит, самоорганизуются.

Но вообще они делегируют финансы в виде налогов и власть, отдавая голоса на выборах (отдавая ли, это отдельный вопрос) тем, кто у власти, и ожидается, что на этом уровне будут происходить серьезные трансформации в сторону «зеленой» экономики. Но пока мы видим как раз на этом уровне серьезные проблемы.

Однако нам близка философия «делай сам» – понять, что ты можешь что-то изменить сам прямо сейчас и начать действовать без промедления. Это и есть моя персональная «зеленая» революция.

А в целом, конечно, нужны серьезные шаги, которые необходимо делать всем секторам общества – власти, бизнесу, гражданскому обществу.