2 июля 2018, 20:09

Личный опыт: как Дарья Калинина спасает леса от пожаров

Автор: Галина Малина 19294
Личный опыт: как Дарья Калинина спасает леса от пожаров

Дарья Калинина – координатор Добровольных лесных пожарных Центрального региона. Она рассказала Recycle, зачем она тушит пожары, а также о том, как защитить природные территории от огня, бороться с причинами возникновения пожаров и изменить отношение общества к этой проблеме.

Я координирую работу Добровольных лесных пожарных Центрального региона. Мы работаем в Московской, Ярославской, Смоленской, Тверской, Рязанской, Калужской, Владимирской, Ивановской и Тульской областях. Занимаемся преимущественно торфяными пожарами.

Наша работа разнообразна. Мы проводим дистанционный мониторинг – используем открытые спутниковые данные, чтобы понять, на каких торфяниках были травяные пожары.

Торф загорается всегда по вине человека: от поджогов травы, непотушенных костров, брошенных окурков.

В своей работе мы, в том числе, пользуемся специальной картой, созданной Гринпис. Она доступна любому желающему, там нарисованы все торфяники Европейской России и туда попадают термоточки (термические аномалии, фиксируемые спутниками), зафиксированные в их границах.

Основываясь на данных дистанционного мониторинга, мы организуем выездные проверки-обследования самых крупных и опасных болот. Если пожары в этих местах упустить, это приведет к сильному задымлению населенных пунктов и автотрасс.

Обо всех выездах мы предупреждаем МЧС или лесную охрану (в зависимости от того, кто отвечает за тушение пожаров на этой территории). Как правило, проверки и последующее тушение проводим вместе.

Много внимания уделяем информационной работе, ведь более 90% пожаров происходят по вине людей, а значит, в наших силах изменить эту ситуацию.

Мы проводим занятия для детей в школах и на фестивалях, в детских лагерях.

Рассказываем, как не стать причиной пожара, как не пострадать, оказавшись рядом с огнем, предупреждаем, что увидев любой пожар, даже небольшой, обязательно нужно вызывать пожарных по номеру 112.

Делаем это ярко и интересно, используем различные игры и упражнения. Например, недавно наши добровольцы вернулись из одного из лучших лагерей – "Артека", где проводили такие занятия.

Кроме того, мы выпускаем листовки, посвященные грамотному поведению на пожаре. Такую листовку любой может повесить рядом с ближайшим к нему торфяником, тем самым привлечь внимание к проблеме пожаров и подсказать правильные действия местным жителям: как сообщать о торфяном пожаре и чем опасны торфяные пожары.

Добровольными лесными пожарными становятся по зову сердца. Здесь не важен пол, возраст (тушить можно с 18 лет, но наша работа гораздо шире, чем тушение возгораний), цвет волос или религия.

Дело по душе может найти каждый: можно составлять заявки на гранты, проводить детские занятия или семинары с учителями, писать статьи, ремонтировать оборудование, отслеживать термоточки...

Я стала добровольцем почти случайно – увидела осенью 2013 года в МГУ приглашение Дружины охраны природы на учеты журавлей. Поехала. Постепенно втянулась, той же весной стала координатором – отвечала за то, чтобы на пожарном дежурстве всегда хватало людей. Позже стала координатором противопожарной работы, а потом командиром организации.

Познакомилась с Гринпис и другими группами, получила опыт на пожарах в разных регионах страны: от тушения тростника в Краснодаре и Астрахани до леса в Карелии и торфа в Бурятии.

Сейчас самые близкие мои друзья плечом к плечу со мной, это тоже добровольные лесные пожарные. С семьей бывало по-разному, но сейчас они меня поддерживают и гордятся мной.

Больше 90% пожаров происходят по вине людей. А в Центральной России или на юге нашей страны это вообще все пожары. Причины меняются в зависимости от региона.

В Центральной России мы чаще всего видим поджоги травы, реже – окурки или непотушенные костры. А на Ладожском озере большая часть пожаров случается из-за костров, чуть меньше – из-за брошенных окурков.

С пожарами можно справиться только всем вместе. Мы сотрудничаем с МЧС и лесной охраной. Прежде всего, когда видим пожар, то сообщаем о нем представителям государственных структур. Если можем сами с ним справиться, так и говорим. Места вероятных торфяных пожаров мы обычно обследуем вместе с работниками госструктур.

С местными жителями тоже стараемся взаимодействовать. Они обычно больше всех страдают от задымления. А еще весной от травяных пожаров регулярно сгорают целые деревни. К сожалению, местные жители далеко не всегда правильно относятся к окружающей природе: многие до сих пор поджигают траву, хотя с 2015 года это запрещено.

Я люблю людей, с которыми работаю, которые готовы тратить свое время и силы на трудную и не всегда благодарную работу.

Я регулярно бываю на выездах, крупных мероприятиях, в разных регионах с другими добровольческими группами.

В какой-то момент я просто замираю от восторга, что есть такие люди, я их знаю, и мы вместе делаем такое большое и важное дело!

Сложностей много, как в любой работе. Дел и задач много, важных и интересных, но приходится от чего-то отказываться, потому что рук не хватает. Обычно мириться приходится с недосыпом. А из глобальных трудностей – недостоверная отчетность.

Например, сейчас лесными пожарами пройдено больше восьми миллионов гектаров лесов. А в официальных сводках – 1,54 миллиона. Если пожары скрывают, то для их тушения выделяют недостаточно сил и средств. Именно с этого и начинаются пожарные катастрофы.

Прошлой осенью я впервые увидела действительно большие торфяные пожары. Это было в Бурятии. Я в составе экспедиции Гринпис ездила помогать местным добровольцам.

Выходишь из машины и видишь: дымящиеся поля уходят в горизонт. И все это горит, сама земля горит. Завеса дыма, из-за которой иногда виден Хамар-Дабан. Меня это зрелище тогда просто поразило. Когда такое видишь, то хорошо понимаешь, ради чего ты это делаешь – чтобы не горело, чтобы не было так.

Другой случай – из Краснодарского края, тоже в ходе экспедиции. Возвращаемся уже в Москву, едем по трассе и видим дым травяного пожара за деревьями. Подъехали, увидели, что горит поле рядом с хутором, местные жители тушат тем, что есть. Предложили им помощь.

Пожар не очень большой был, за час его все вместе потушили: мы работали на кромке, а местные подносили воду. Справились, возвращаемся к машинам. А жара на улице, лето, +30 градусов. Местные жители отходят, потом возвращаются и выкатывают нам тачку мелких арбузов в благодарность. Мы их там же порезали и съели. Очень вкусно и приятно было!

Для тех, кто хочет стать добровольным лесным пожарным, на сайте Гринпис есть соответствующая статья со списком всех существующих групп.

Первые добровольные лесные пожарные появились еще в XIX веке до образования централизованной пожарной охраны. Но с течением времени добровольчество ушло на второй план, оставив проблемы пожаров на природных территориях полностью в руках государства.

Первая группа добровольных лесных пожарных на постсоветском пространстве появилась в Талдомском районе Подмосковья в конце 90-х годов XX века. Появилась она стихийно, став одним из направлений работы Дружины по охране природы биофака МГУ. Сначала студенты охраняли заказник от браконьеров, а вскоре поняли, что у "Журавлиной родины" есть еще один не менее грозный враг – весенние пожары.

Первое время тушили чем придется – мокрыми тряпками, лопатами. Но травяные палы в заказнике охватывают порой многие сотни гектар, и для борьбы с ними одних тряпок недостаточно. Постепенно дружинники обзавелись собственным оборудованием – мотопомпами, воздуходувками, ранцевыми лесными огнетушителями, получили специальные знания.

Некоторые из первых добровольцев профессионально занялись охраной природы, кто-то пошел в пожарные. Наладилась система подготовки новичков, не уступающая по объему и качеству знаний подготовке пожарных или десантников авиалесоохраны.

С каждым годом желающих перенять опыт у талдомских пожарных становилось все больше. На тренинги и семинары в Костеневский Ям стали приезжать люди из других регионов – Санкт-Петербурга, Рязанской, Калужской, Владимирской, Тверской областей, из Сибири и даже с Кольского полуострова. За помощью в обучении своих сотрудников к добровольным пожарным в последние годы нередко обращаются даже государственные структуры.

Сейчас существует несколько групп добровольных лесных пожарных. В "Журавлиной родине" по-прежнему работает Дружина, торфяными пожарами в Центральной России занимаются Добровольные лесные пожарные Центрального региона, на Ладожском озере (Карелия) пожары тушит Общество добровольных лесных пожарных, в Бурятии – Добровольческий корпус Байкала, в Забайкалье – Добровольные лесные пожарные Забайкалья.

Есть группа в Йошкар-Оле, Иркутске (Батарейская добровольная пожарная казачья команда, Большая байкальская тропа). А в Амурской области начинает бороться с пожарами Дружина охраны природы "Барс".

Работу добровольцев поддерживают эксперты противопожарного проекта Гринпис России: проводят выездные тренинги и семинары, организуют учебные лагеря, издают методические и агитационные материалы, консультируют.

Фото предоставлены Дарьей Калининой.