15 февраля 2021, 13:12

Проект OpenFoodFacts: как IT-специалист заново придумал здоровое питание

Автор: Recycle 1994
Проект OpenFoodFacts: как IT-специалист заново придумал здоровое питание

Сколько «скрытого» сахара вы съедаете в день? Сколько его в печенье, которое вы схватили, выходя из кухни? А в йогурте? В хлопьях? Сколько, чего и где — посчитал француз Стефан Гиганде, придумавший проект OpenFoodFacts (OFF). Алексей Маслов и Наташа Полетаева из Центра содействия инновациям в обществе СОЛь подготовили для Recyclemag текст о проекте и о том, как производители продуктов начали бороться за покупателя — причем не с помощью яркой упаковки, а улучшая качество своих продуктов. 

Все началось… с фудблога 

Как известно, французы знают толк в еде — история Стефана Гиганде как раз об этом. В 2012 году он создал фудблог recettes.de/cousine, на котором собрал более миллиона рецептов. И однажды получил не «Спасибо!» от благодарного читателя, а нелицеприятную обратную связь. Человек написал: «Стефан, у тебя много рецептов кексов и сладостей, в которых полно сахара. На твой сайт заходит много людей, а значит, ты несешь ответственность за “популяризацию” последующих проблем — сахарный диабет, ожирение и другие болезни, связанные с неправильным питанием»… 

Стефан призадумался: «Мой сайт посещает более двух млн человек в месяц. Правда ли, что я несу ответственность за такие проблемы? Я всегда считал, что дело не в кексах, а, например, в таких продуктах как кола, или в фастфуде. Решил поискать информацию о сахаре в разных продуктах во Франции... И, к своему удивлению, обнаружил только частные базы данных. Нашел одну, сделанную правительством Франции, но она была закрыта для пользователей. Я, гражданин своей страны, не мог получить к ней доступ!».

На том самом «правительственном» сайте Гиганде увидел слайд, на котором было проиллюстрировано влияние состава хлопьев на уровень выработки организмом жира. Разные виды хлопьев были разложены «по полочкам» и описаны с точки зрения здорового питания. Стефан подумал, что подобная стандартизация могла бы быть полезной при покупке хлопьев — и не ему одному!

Тут сработал его мозг айтишника. Гиганде с восьми лет создавал самые разные IT-решения — игры, сайты, приложения. Если парня захватывала какая-то тема, он делал по этой теме сайт. Стефан решил: а что будет, если создать свою открытую базу для продуктов питания, сделать это решение независимым и вызывающим доверие пользователей? Так в 2012 году появился OpenFoodFacts, OFF — каталог полезности еды.

Почему все-таки еда?

Потому что Стефан, как настоящий француз, всегда любил готовить и часто делает это вместе со своими детьми. Его сайт-миллионник — это не только блог с рецептами, но и своеобразный агрегатор множества фуд-блоггеров. Первые пять лет у проекта не было выручки, бюджет составлял всего 1000 евро в год. 

В 2018 количество запросов увеличилось в разы, справляться силами волонтеров стало сложно, и команда Гиганде начала искать ресурсы, чтобы нанять постоянных сотрудников. Сейчас большая часть денег поступает от французского Агентства по здоровью (French Health Agency), общий бюджет составляет 150 тыс. евро в год. Также помогают фонды. 

Сегодня в штате постоянно работает 3 человека, им помогают десятки тысяч волонтеров, данные для открытой базы теперь предоставляют и компании — производители продуктов питания.

В 2020 году Стефан стал стипендиатом фонда Ashoka, помогающего социальным инноваторам уже более сорока лет. Используя ресурс фанатов платформ открытых данных (по образу Wikipedia) и фуд-блогеров, он создал условия для движения снизу — потребители сами стали заносить информацию о продуктах и видеть индекс полезности в приложении. Вдобавок к этому Стефану удалось добиться, чтобы не только потребители, но и производители начали передавать в базу данные о своей продукции; и даже того, что производители стали бороться с конкурентами, повышая качество своих йогуртов и булочек. 

Как это получилось? Движение стало поступательным в связи с нарастающим давлением французской системы маркировки пищевых продуктов Nutri-Score. Пять оценок, от зеленой А до красной D, показывают питательную ценность продукта, и не сложно догадаться, что зеленая А — это хорошо, а красная D — гораздо хуже.

Сначала Nutri-Score использовали всего две компании, но, когда это произошло, покупатели стали спрашивать о составе других продуктов — и тем самым создавать давление на производителей. Ситуация начинает довольно динамично меняться — всё больше игроков пробуют использовать эти кейсы как лучшие практики, и это становится нормой.

Благодаря, в том числе, деятельности Гиганде, Nutri-Score уже используется как стандарт в семи странах Европы.

Как работает OpenFoodFacts?

Покупатель заносит в открытую базу состав разных продуктов - хлопьев для завтрака или сосисок, декодируя этикетку. Необходимые данные обсчитываются рядом принятых в мире шкал маркировки: французского индекса Nutri-Score, британского «Светофора», бразильского NOVA — и пользователь видит индекс полезности в понятном даже ребенку виде. Также на сайте можно сыграть в игру, рассчитав, сколько сахара содержится в том или ином продукте.

Стефан видит свою большую цель в распространении идеи о том, что  улучшение системы питания — это дело каждого. Он даёт покупателям информацию для более сознательного выбора продуктов, а производителям — возможность увидеть пути и улучшить качество выпускаемых продуктов. Ученым, в свою очередь, это поможет собрать данные о влиянии еды на здоровье людей в долгосрочной перспективе, и государство сможет принимать решения, ставя во главу угла здоровье человека.

В отличие от многих проектов фуд-индустрии, Стефан выбрал некоммерческую форму организации — открытость требует доверия, в этом ему помогает позиционирование как  независимого игрока. OpenFoodFacts не берет деньги от бизнеса за консультации по улучшению качества продукции. Единственный на сегодня источник их поддержки — это серверы для хранения и обработки информации.

Вот что говорит по поводу работы в программе Алексей Маслов, сотрудник Центра СОЛь, протестировавший возможность занести продукт в OpenFoodFacts:

«Использование решения Стефана в России — это квест. Например, чтобы вывести Nutri-Score по продукту, необходимо занести энергетическую ценность, белки, сахара, жиры, насыщенные жиры, соль или натрий, фрукты и овощи, пищевые волокна.

Текущие стандарты (ссылка на которые есть, например, в сообщении Роспотребнадзора) не обязывают производителей продуктов питания размещать все эти показатели. Поэтому, как правило, при введении данных в приложение я видел светофорную маркировку содержания жиров или углеводов конкретного продукта.

Тем не менее, идея открытой базы и доступного индекса (не только российского, но и международных стандартов) помогает сориентироваться в полезности того или иного продукта и позволяет влиять на повышение качества продуктов питания производителями».

А что у нас?

В 2018 году в День защиты детей в России анонсировали свою цветовую маркировку продуктов питания и напитков «Светофор». По словам инициаторов, внедрение подобных систем было продиктовано высоким влиянием потребляемых продуктов на здоровье человека. 

Попытки показать дружелюбным обывателю способом полезность потребляемой пищи делаются уже 20 лет как, и в разных странах протекали по-разному. В России Роспотребнадзор ввел маркировку, к которой присоединились Unilever вместе с X5 Retail, а позже и Danone. Компании разместили больше информации о составе продуктов и обозначили цветами уровень их полезности. Но если говорить об индустрии производителей питания в целом — воз и ныне там.

Почему так сложно внедрить полезный каждому инструмент? Во-первых, в России вектор движения однонаправленный. Стандарты принимаются сверху, и если они обязывают производителя раскрыть информацию об ингредиентах — информация появится на упаковке. 

По словам производителей питания, существует 22-й технический регламент Таможенного союза о необходимой информации о продукте питания — любой ответственный производитель соблюдает его, и таким образом обеспечивает прозрачность. Так, на этикетке яблочного сока указывается калорийность и количество углеводов, а на этикетке биойогурта — белки, жиры, углеводы и энергетическая ценность.

Стоит отметить, что, как и в любой сложной системе, есть институты доверия, которые помогают определить качество продукции. Знаки и сертификаты качества предоставляет, например, РосКачество. Однако насколько эта мера действенна с точки зрения выбора потребителем того или иного продукта — судите сами. 

Во-вторых, попытки создать актуальную площадку, где собрана и обновляется вся информация о продуктах на рынке, спотыкаются об отсутствие такого независимого инструмента.

Представители рынка с иронией говорят, что последний наиболее полный перечень продукции, где собрана информация о составе продуктов — это справочник Скурихина, написанный в 1980-х.

Существенным отличием выбранной траектории движения Стефана является вовлечение каждого в улучшение системы питания. Открытые данные о составе и качестве продукта позволяют получать информацию любому человеку, посмотреть на него через призму полезности, сравнить с другими продуктами. А производителям — использовать данные о составе продуктов как конкурентное преимущество.

Стефан Гиганде уверен в правильности выбранного пути:

«Я убежден, что то, что мы делаем — это реальное дело на пользу общества, это может помочь в решении таких проблем как сахарный диабет, ожирение и др. Это значимо для правительств разных стран — инвестировать в превентивные меры по предотвращению роста числа заболеваний такого характера. И я верю, что появятся прецеденты финансирования таких проектов министерствами здравоохранения, так как подобные базы данных могут сэкономить бюджет на лечение от этих заболеваний». 

Денис Семыкин, серийный предприниматель в фуд-тех

Проблему маркировки продуктов питания можно разделить на несколько частей.

1. Проблема производителей — отсутствие информации о составе продукции начинается с ее появления. Один из вариантов решения — это смарт-контракты на фермерскую продукцию, но на самом деле это проблема стандартов контроля сельхозземель, удобрений и т. д.

2. Даже если на упаковке любого продукта будет написано количество сахара, соли, белков, жиров и углеводов — этого совершенно недостаточно, так как жиры жирам рознь. Они, как и все иные перечисленные группы, могут существенно отличаться друг от друга, а для получения полной химической картины необходимы не только очень сложные лабораторные предварительные инструменты анализа, но и физико-химический контроль таких процессов как производство, хранение, приготовление и употребление — так как на стадии этих процессов возможны существенные изменения качества и количества элементной базы!

3. Самое важное — контроль влияния элементной базы на здоровье человека, а как известно, «что русскому хорошо, немцу смерть». Для чего мы хотим указывать на продукте питания состав? Наверное для того, чтобы покупатель мог воспользоваться этим для составления оптимального для себя плана питания. А как же он может это сделать, если он понятия не имеет о том, что и зачем ему нужно? 

Так что пока вопросов больше чем ответов, но есть попытки решать эти вопросы комплексно. Скорее всего, в ближайшее годы мы увидим существенное изменение как систем производства, так и потребительских предпочтений — в сторону персонализации питания. Такие продукты как искусственное мясо не только существенно снижают нагрузку на экологию, но и позволяют контролировать все стадии трансформации физико-химического процесса создания и употребления пищи, и в итоге производить питание, исходя из текущих потребностей конкретного человека, контролируя данные о его здоровье в режиме реального времени.

Однозначно, что данная проблема выходит за рамки конкретной отрасли и является одним из глобальных вызовов XXI века, и решить ее можно только в формате межотраслевого и международного формата общения.

Денис Ходжаев, генеральный директор компании Desan (бренды «Помидорка», «6 соток», Lucky Snacky)

Несмотря на достаточно строгий регламент требований к надписям на этикетках в России, не так много людей действительно разбираются в качестве и свойствах продукта и соотносят это с состоянием своего здоровья. Хотя подобный запрос, безусловно, растёт. Многие свой опыт и экспертизу собирают на основе органолептики (вкусно/невкусно) и популистских статьях или передачах о качестве. Биохимический состав продукта и его свойства, скорее, понятны профессионалам. Обычно потребителя, скорее, интересует наличие консервантов или пальмового масла.

OpenFoodFacts  — это просветительский проект, который помогает глубже разобраться в том, что мы едим, и какое влияние это оказывает на нас. 

Конечно, многое зависит от гастрономических традиций страны.

Готовность и  интерес целевой аудитории, равно как количество профессионально подготовленной аудитории, объясняет большое количество пользователей.

Материал подготовил Центр содействия инновациям в обществе СОЛь. Авторы: Алексей Маслов, Наташа Полетаева

Центр СОЛь занимается исследованием и развитием экосистемы социальных инноваций в России. Мы выявляем и поддерживаем тех, кто создает устойчивые инновационные решения социальных и экологических проблем. Для это мы проводим исследования, делаем Конкурс СОЛь. Узнать больше о проекте OpenFoodFacts: https://world.openfoodfacts.org/



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru