24 декабря 2019, 12:30

Как сотрудник Гринпис Григорий Куксин побеждает и предупреждает природные пожары

Автор: Галина Малина 2846
Как сотрудник Гринпис Григорий Куксин побеждает и предупреждает природные пожары

Руководитель противопожарного отдела и противопожарного проекта Гринпис в России и соучредитель Общества добровольных лесных пожарных Григорий Куксин 20 лет тушит природные пожары, а еще он обучает добровольных пожарных, создает для них новые методики, участвует в создании мультфильмов о пожарах с популярными героями и является волонтером поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

Он рассказал корреспонденту Recycle, что работа пожарного не намного опаснее других, если подходить к ней с умом, а также о том, что горит зимой в Приморье, как природные пожары влияют на изменение климата и почему эта проблема касается каждого, а также что общего между добровольными пожарными и поисковыми отрядами.

От рядового бойца до начальника караула

Для меня этот путь начался еще в школе, когда я ходил юннатом в клуб «Эколог», занимался орнитологией, изучал экологию. Затем вполне логично пошел учиться на биолога. И, познакомившись с добровольцами Дружины охраны природы биофака МГУ, попал в практическую охрану природы. Мы тогда охраняли заказник «Журавлиная родина» на севере Подмосковья, он сильно страдал от пожаров. Люди весной поджигали траву, от нее загорался торф, иногда лес, страдали наземно гнездящиеся птицы. Мы начали разбираться, искать причины. Стали тушить пожары и заниматься профилактикой. 

Потом это переросло в работу. Я пошел работать инспектором по охране природы в этот заказник. А с 2000 года, когда самостоятельные природоохранные органы прекратили существование в нашей стране (ликвидировали Госкомэкологию), я решил остаться в этой деятельности и пошел работать, а затем и служить в пожарную охрану. И параллельно продолжил работу в заказнике с добровольцами.

Постепенно рос по службе, от простого бойца-пожарного до командира отделения, а затем выучился на начальника караула. Но это был рост именно в профессии пожарного. А как лесной пожарный (а это совсем другая профессия по сути) рос сначала сам, с добровольцами, учился по книгам, через работу на разных пожарах, через обмен опытом с такими же добровольцами. 

Потом уже формально обучался, проходил повышение квалификации в Институте повышения квалификации работников лесного хозяйства. Кстати, теперь иногда веду там отдельные занятия как преподаватель-договорник. Родственники и друзья в моей работе меня всегда поддерживали. Нас с братом родители вообще всегда поддерживали в том, что нам нравилось. Давали возможность пробовать, выбирать, развивали самостоятельность. Вообще работа пожарного не намного опаснее других, если к ней с умом подходить.

О причинах и количестве пожаров

Условия, в которых происходят пожары, с каждым годом все хуже. Климат не просто меняется. Он уже изменился. Сезон все более продолжительный. Ураганы и засухи все чаще. Если в таких условиях происходит пожар, он может опасно развиваться. Пожары почти всегда происходят по вине людей. И если люди не зажгут, то и гореть почти нигде ничего не будет. Мы очень многое изменили за последние 20 лет. 

Проблему начали признавать. Появилась правдивая информация о пожарах (раньше их число занижали примерно в 5-10 раз), появилось понимание, что весной, например, большинство пожаров происходит из-за банальных поджогов травы. Мы добились полного законодательного запрета таких выжиганий. 

Создали целое движение людей, добровольцев, которые с этой проблемой борются. Создали социальную рекламу, мультфильмы, книжки, плакаты по этой тематике. И мы видим реальное изменение в поведении людей и, соответственно, снижение числа пожаров. За последние несколько лет весной горит примерно на треть меньше, чем в среднем за прошлые годы. И это точно результат изменений на уровне массовых представлений людей. 

 Чаще всего весной люди начинают жечь траву. От этого загорается торф, иногда и лес. Летом возникает больше лесных пожаров, разгораются торфяники, если мы их не потушили весной. Осенью горят леса и сухие болота, а также трава. А зимой в некоторых местах горит торф, там, где его не дотушили раньше. Еще все чаще зимние пожары стали случаться в тех регионах, где не выпал снег – в Приморье, Астрахани и т.п. 

О работе в Гринпис

Я работаю не один. У меня отличная команда сотрудников и добровольцев. Вместе мы создаем социальную рекламу и продвигаем ее с нашими партнерами на телевидение, в регионы. Мы создаем новые учебные пособия для детей, новые мультфильмы. В этом году впервые выпустили специальные короткие мультфильмы о пожарах с героями «Фиксиков» и «Смешариков», внедряем их в школы. 

Поддерживаем группы добровольных лесных пожарных, которые и тушат, и занимаются профилактикой. Создаем новые методики для пожарных, проводим курсы и тренинги. Конечно, и на пожарах бываем – в основном на наиболее ценных природных территориях, часто – на осушенных болотах (там мы хорошо умеем находить и тушить на ранних стадиях торфяные пожары). Иногда приходится выезжать в экстремально горящие регионы, как, например, в этом году в Забайкалье. 

 Пожары уничтожают наши леса, выбрасывают огромное количество дыма, который не знает границ и убивает людей даже в городах, далеко от того места, где действует пожар. А еще пожары – мощнейший фактор влияния на климат. 

И через выбросы углекислого газа, и через сажу (черный углерод), которая оседает на льдах, и через таяние вечной мерзлоты, в результате чего выделяется метан… Чем больше пожаров, тем быстрее происходят негативные изменения климата. И наоборот: чем сильнее эти изменения, тем больше пожаров. 

О самых сложных пожарах

Сложных пожаров было много, но сложности всегда разные. Например, на Кубани мы тушили почти 16 часов практически без остановки тростниковые заросли. Это очень тяжело физическии горячо. А бывало, что добровольцы целый месяц стояли палаточным лагерем на торфянике – это по-своему тоже утомительно. 

Бывает, что боеприпасы взрываются на пожаре (полигон рядом, или снаряды со времен войны). В Брянской области – радиация. В разных регионах – свои особенности. Зимой все чаще стали гореть тростниковые заросли в южных регионах. А иногда и лес, например, на юге Приморья. Сложности в том, что вода замерзает, ее сложно добывать и возить. 

А горит сильно, т.к. на морозе влажность может быть очень низкая. В таких случаях мы заливаем теплую воду, добавляем специальные реагенты, чтобы вода не замерзала. На ночь в ранцевые лесные огнетушители и во все насосы заливаем автомобильный омыватель. Еще бывает, что зимой горит торф. Но его мы часто оставляем до весны, отслеживаем, чтобы потом потушить весенней водой в пик половодья.

О курсе для новых добровольных лесных пожарных

Мы уже довольно давно создали справочное пособие для подготовки добровольцев совместно с профильными ведомствами. А в этом году к нему мы выпустили целый видеокурс. Эта работа шла в партнерстве с Агентством стратегических инициатив и с Ассоциацией волонтерских центров. 

Получилось хорошее видео как дополнение к справочнику. Нам важно, чтобы добровольцы были обучены на одном уровне с профессионалами. Огонь же не будет менее опасным для добровольца. Просветительская работа, пожалуй, важнее тушения. И сохраняем мы в результате больше. 

Но есть проблема в том, что люди очень мало кому и чему верят. И вот тут огромная роль добровольцев: они местные, их все знают, и они становятся проводниками правильной информации. Добровольчество в последнее время перестает быть чем-то странным. Оно все больше воспринимается как норма жизни.

О работе добровольного пожарного 

У меня проходят обычные офисные дни: жесткий график, переговоры, совещания, рабочие встречи. В поездках – то же самое, но вперемешку с патрулированием и тушением пожаров. В тренировочных лагерях более упорядоченно – утренняя зарядка, тренировки, занятия с оборудованием, учебные пожары, обсуждения. Я стараюсь, чтобы всегда и везде, где это возможно, были эффективно построенные процессы, четкий календарь. Хочется максимальной эффективности. Мы же не просто время отрабатываем.

В моей работе мне нравится команда, с которой мне повезло работать. Нравится видеть результат. Понимать, что пожаров становится меньше благодаря тому, что мы делаем. И совсем не нравится видеть, как сгорел лес, деревня, погибли люди. Не нравится переживать за товарищей, когда они тушат пожар.

О работе в поисковой группе «Лиза Алерт»

С людьми из отряда «Лиза Алерт» я знаком почти с момента его основания. А вот сам на поиски начал ездить не сразу. Кажется, с 2012 года, может быть, даже чуть позже. Для меня это тоже важный вид волонтерства. Это очень близкие мне по духу люди. У меня есть подходящие навыки и оборудование. 

Наши пожарные добровольцы тоже часто участвуют в поисках. А поисковики, в свою очередь, нередко помогают в обнаружении торфяных очагов, например. Мы друг у друга многому учимся. Кто-то быстрее осваивает какую-то одну новую технологию, кто-то другую, придумывает программу для навигации, пробует новый беспилотник и т.д. И в профилактике тоже много пересечений.

Я, например, помогал придумывать одну из игр, которые применяют поисковики – «Панда алерт!», а они часто берут в школы наши противопожарные материалы и проводят занятия не только о том, как не потеряться, но и как не сгореть.



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru