7 августа 2019, 13:52

Пластик, окурки и пенопласт: сотрудники Гринпис вернулись из экспедиции на Байкал

Автор: Галина Малина 2158

В конце июля сотрудники Гринпис отправились в экспедицию на Байкал, чтобы проанализировать мусор, найденный на его берегах. В частности, экологам интересно, как сильно главное озеро страны загрязнено пластиком. В течение восьми дней они исследовали прибрежные территории в поисках одноразового пластика. Подробнее о поездке корреспонденту Recycle рассказала сотрудница московского офиса Гринпис Ирина Козловских.

Об экспедиции

— У нас в Гринпис есть проект «Ноль отходов», в котором я работаю, занимаюсь темой мусора, сокращением образования отходов и отказа от одноразового пластика.

Мы занимаемся оценкой пластиковых загрязнений. Наша задача – проводить анализ свалок, нам интересно посмотреть на то, что выбрасывает на берег. Когда мы проведем анализ данных и выявим основных пластиковых загрязнителей, мы будем выходить с инициативой, что одноразовый пластик нужно запрещать или ограничивать, потому что его невозможно полностью переработать. От пакетов проще отказаться, чем искать возможности их переработать.

Мы поехали в сердце нашей Родины – на Байкал, чтобы показать, что россиян тоже касается тема загрязнения пластиком. Многие из наших соотечественников никогда не доедут до Байкала, но пластик уже туда добрался.

Мы выбрали две территории, объекты из Всемирного наследия ЮНЕСКО – озеро Байкал, на которое мы уже съездили, и Куршскую косу, на которую мы отправимся 25 августа. Нам интересно сравнить, поэтому мы специально выбрали две разные территории – восток и запад. Наша цель – исследование прибрежных территорий.

Свое путешествие мы начали с республики Бурятия, с места, которое называется Посольский сор. Это песчаная коса, песчаный берег, вода там мутная из-за водорослей. Потом мы ехали дальше и видели много мусора и только когда приехали на Малое море, мы увидели чистый и прозрачный голубой Байкал.

По специальной методике мы выбирали 100-метровый участок, ширина которого варьировалась в зависимости от ширины берега – 3 метра, 5 метров, 20 метров. Мы собирали весь мусор с этих участков, потом его классифицировали и описывали.

Мы занимались этим около недели, объехали почти половину озера Байкал, начиная с Бурятии, и закончили на Малом море, возле острова Ольхон. Мы выбирали пляжи, где нет туристов, потому что благодаря волонтерскому движению на туристических пляжах сейчас все очищают, там невозможно найти мусор. 

Мы находили места, где пластик валяется десятилетиями. Сейчас мы обрабатываем данные, но уже предварительно можно сказать, что пластик, который попадался нам на берегах Байкала, ничем не отличается от пластика, который является основным загрязнителем всех морей и океанов.

Находки

Мы находили много пенопласта, рыболовных сетей, пакеты и упаковок от еды. Чаще всего встречались пластиковые бутылки и их части: крышечки, колечки. Были участки, где мы находили огромное количество окурков. И везде был пенопласт. Это основные пластиковые загрязнители.

Также нам попадались мужские плавки, детские колготки, старые кроссовки. Мы их собирали в многоразовые мешки и отвозили в места централизованного сбора мусора, просто чтобы изъять их из окружающей среды, чтобы они не причиняли больше вреда и опасности.

Из необычного – мы нашли резиновую черепашку, пластиковых бабочек, обувь. Еще нашли много остатков от воздушных шариков, под действием солнца, ветра, воды они распадаются на много мелких частиц: что-то плавает в Байкале, а что-то уже находится в желудке у какого-то животного.

Фотографии находов мы отправили в Инстаграм Сергею Звереву, который также привлекает внимание к экологическим проблемам Байкала (недавно он попросил своих подписчиков присылать ему фото и видео озера для публикации на своей странице – прим.ред.).

Мы нашли упаковку из-под чипсов «Зяки-зяки» – это популярный в Сибири корейский бренд. Интересно, что у этих чипсов срок годности закончился в 2004 году! Пачка была покрыта налетом грязи и водорослями, она лежала на берегу и непонятно, когда ее выкинули. Но она не выцвела, на ней читался срок годности, поэтому, возможно, что ее выкинули недавно.

Еще мы нашли бутылку, на которой вырос лишайник. Он растет в среднем по 1 см в год, а на ней он был уже приличного размера. Лишайник как первопроходец заселяет камни и безжизненные предметы, и он освоил эту бутылку. Вот так пластик оказывается в природе, и она вынуждена под него приспосабливаться.

Вообще наличие мусора на Байкале нас удивило, потому что, например, в Охотское море что-то попадает из рек Китая, Японии; на Балтийском море может быть какой-то европейский мусор, но Байкал находится на территории России. Впрочем, могло быть и хуже. С одного 100-метрового участка мы выгребли 32 кг мусора, отсортировали его, взвесили, все записали по категориям.

В прошлом году мы ездили на Азовское и Черное море, искали пластик на побережьях. Там мусора было больше, почти 500 кг! Мы его отсортировали. Среди основных загрязнителей в одном море был пенопласт, в другом – пластиковые бутылки и их части.

Из-за того, что пластик лежал на солнце, в воде, под действием течений, ветра, морозов, он становится очень хрупким и реально рассыпается на глазах. Я вытаскивала из песка пластиковую тарелку, и она у меня в руках рассыпалась на микропластик, на множество мелких частей, и это было ужасное зрелище!

Мы видели, как в Байкале плавает мусор, как волнами к берегу прибивает упаковки из-под чипсов, пакеты, ватные палочки и другое. Весь собранный мусор мы постарались увезти с собой и сдать на переработку, потому что там еще недостаточно налажена система раздельного сбора.

Трудности

Этим летом очень хорошо видно, что климат меняется. В последний день, когда мы должны были ехать в Иркутск, нас накрыло дымом от сибирских пожаров. 

Мы были на Малом море, и до нас дошел дым от пожаров с севера Иркутской области, Красноярского края. Все заволокло, не было видно Байкала. И этот дым преследовал нас почти до Иркутска. Также мы столкнулись с сильными ливневыми дождями, на обратном пути дорогу размыло. Сейчас там зона бедствия.

Местные жители

Местные жители очень положительно к нам относились. Мы рассказывали им, чем мы занимаемся, и все они говорили, что пластик нужно убирать из оборота, что он опасен. Сейчас на Ольхоне налажен раздельный сбор отходов, есть экомешочки, авоськи, люди понимают, что пластик проще совсем убрать, чем собирать, утилизировать, перерабатывать, мы общались с местными активистами.

Многие туристы уже научились собирать свой мусор и не оставлять его в кустах, но некоторые его сжигают, и это неправильно. В целом волонтерское движение и проблема пластикового загрязнения уже доходит до людей. Они понимают, что пластиковый пакет, оказавшийся в природе, может стать причиной смерти какого-либо животного.

По итогам экспедиции

На Байкале мы нашли не так много пластика, но его не должно быть там вообще. Пакеты разлагаются по 200 лет, а пластиковые бутылки – по 400, но не бывает такого, что бутылка лежит 400 лет, а потом растворяется. Она распадается на мелкие кусочки, которые могут стать еще опаснее для природы и ее обитателей.

Мы будем готовить проект того, что нужно запретить или ограничить в первую очередь. Это – пакеты, пластиковые бутылки и пенопласт (он крошится, образуя сразу несколько отдельных кусков, они распадаются на гранулы, которые невозможно собрать). 

Сейчас мы готовим пакет для общественного мониторинга, чтобы каждый мог его скачать и принять в нем участие. Наша задача – составить общую картину. Потом мы подготовим данные для запрета, чтобы дать рекомендации федеральным ведомствам.

Фотографии Глеба Кузнецова. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru