14 декабря 2018, 13:25

На полигоне под Петербургом незаконно сжигают опасные медицинские отходы

Автор: Recycle 1786
На полигоне под Петербургом незаконно сжигают опасные медицинские отходы

В Тосненском районе Ленинградской области обнаружен полигон, где с грубыми нарушениями перерабатываются медицинские отходы, которые привозят туда в обычной ГАЗели без соблюдения техники безопасности: в пакетах, через весь город.

Необеззараженные отходы разных классов опасности, в том числе и чрезвычайно опасные (отходы класса «В»), сваливают в общие контейнеры и вывозят на полигон, где сжигают в печи прямо под открытым небом. От этого страдают не только жители окрестных поселков, но и соседнего Колпина, куда чаще всего ветер несет дым. Город находится в пяти километрах от площадки.

«На этом полигоне стоит обычный контейнер с трубой, в котором прямо на улице жгут медицинские отходы, причем всех классов опасности. Туда привозят отходы из Боткинской больницы, от хирургических отходов до пластиковых стаканчиков от анализов. Сжигают все открытым способом, без очисток», – рассказал Recycle независимый эколог, помощник депутата Госдумы Сергей Грибалёв.

Биоотходы поступают на полигон из многих медучреждений Санкт-Петербурга – Боткинской больницы, Центра Алмазова, туберкулезных диспансеров и т.д.

О проблеме

Сжиганием их на полигоне занимается, по словам экоактивистов, компания «Белый Трест». В 2017 году она уже была оштрафована за подобную антиэкологическую деятельность. Тогда суд на три месяца приостановил деятельность компании. Затем трубы снова задымили, но уже по ночам.

Два года местные власти и жители района борются с незаконной утилизацией опасных отходов. Все это время они писали письма в Роспотребнадзор и районную прокуратуру. Территория полигона по генплану – промышленная и никакого сжигания там быть не может, участок используется не по целевому назначению.

«После того, как информация прошла в СМИ, надзорные органы подняли все разрешительные документы, которые были выданы на выбросы, посмотрели все документы и сказали, что все законно. Все жалобы мы перенаправили в прокуратуру для разбирательства», – рассказал Сергей Грибалёв

«Природоохранная прокуратура год назад писала, что этот объект закрыт, прокурор говорил, что они заняли непримиримую позицию, но «Белый трест» как работал, так и работает. Руководитель этой организации позиционирует себя как бывшего прокурорского работника. И, судя по тому, что на такую варварскую установку надзорные органы выдали разрешение и согласовали ему проект выбросов, это так, у него «все схвачено». Росприроднадзор согласовал им проект выбросов, Роспотребнадзор тоже, и они себя чувствуют безнаказанными», – добавил Грибалёв.

По его словам, местные жители постоянно пишут жалобы в различные инстанции, собирают народные сходы, призывают к тому, чтобы закрыть и убрать этот объект, потому что рядом находятся жилые дома, коттеджный поселок.

«Это настоящий крематорий, где жгут все, включая токсичные отходы, просроченные медикаменты с высоким содержанием токсинов, – сказал эколог. – Я как помощник депутата Госдумы сообщил об этой ситуации в Госдуму, чтобы они на заседании Комитета по экологии рассмотрели эти вопросы о бездействии контрольно-надзорных органов и губернатора по таким фактам».

По его словам, похожая ситуация недавно была и в Новом Девяткино (деревня во Всеволожском районе Ленинградской области). Там тоже поставили такой же контейнер для сжигания отходов, утилизацией занималась компания «Петросервис». Вокруг расположены многоэтажные жилые дома, а там сжигали мусор вместе с бытовыми отходами, тем самым отравляя людей. 

На место приезжал губернатор и пообещал перенести контейнер для сжигания отходов. Через несколько месяцев он опубликовал свой ответ жителям в Инстаграме. Написал о том, что поручил перенести полигон в другое место, на место несанкционированной свалки. Но перенести не удалось, потому что жители других районов отказались от такого отравляющего соседства!

«Ответ губернатора был такой: «мы закрыли несанкционированную свалку и можем перенести полигон туда. На ее месте мы можем поставить мусоросжигательное оборудование». Но эту свалку давно уже просили закрыть местные жители другого района! И вот свалку наконец-то закрыли, но на ее месте хотят сделать мусоросжигательный полигон», – поделился Сергей Грибалёв.  

Он считает, что Ленинградскую область ждет экологический коллапс – полигоны переполнены, на многих из них даже случались возгорания мусора. 

О разрешении

В свою очередь, генеральный директор ООО «Белый трест» Александр Сулягин сообщил Recycle, что у компании имеется вся разрешительная документация на выбросы и на оборудование.

«Относительно выбросов у нас имеется вся разрешительная документация, установлена санитарно-защитная зона, разработан проект предельно-допустимых выбросов, санитарно-эпидемиологическое заключение у него положительное, согласованы нормативы выбросов, получено разрешение на выбросы вредных веществ в атмосферу.

Оборудование для утилизации зарегистрировано в установленном порядке и имеет сертификаты, которые неоднократно проверялись экспертными учреждениями – органами Роспотребнадзора и Росприроднадзора. Роспотребнадзор по поручению областной природоохранной прокуратуры неоднократно проводил экспертизу по содержанию предельно-допустимой концентрации вредных веществ на границе санитарно-защитной зоны. 

Было установлено соответствие действующим нормативам и правилам. Ближайшая застройка находится более чем в километре от нашего полигона», – поделился он.

По словам Александра Сулягина, жалобы на «Белый трест» пишут конкуренты. В основном они поступают не от обычных граждан, а от заинтересованных лиц. Он отметил, что оборудование для сжигания отходов у них исправное и регулярно проходит необходимые проверки.

«Наше оборудование сначала проходит сертификацию, чтобы разработать проект предельно-допустимых выбросов и получить потом разрешение на выбросы, то есть выполняются натурные замеры выбросов. У нас они проведены несколько раз», – сказал он. 

Александр Сулягин подтвердил, что на полигоне сжигают отходы разных классов опасности – «Б», «В» и «Г». 

«Отходы Б и В сжигаются совместно, так положено. Они могут утилизироваться вместе с просроченными лекарственными средствами (класса «Г»). Остальные отходы класса «Г» – ртутные лампы, термометры – передаются другим учреждениям на утилизацию и обезвреживание в соответствии с заключенными договорами», – рассказал руководитель «Белого треста».

Об обращении с медицинскими отходами

Медицинские эксперты тоже бьют тревогу. По их мнению, складирование медотходов на открытом воздухе, попадание бактерий в почву и грунтовые воды может грозить эпидемией в районе. 

В воздух попадают диоксины и другие вредные для человека вещества. Жидкости, вытекающие из пакетов, через почву могут попадать в грунтовые воды, а затем – в колодцы местных жителей.

Обращение с медицинскими отходами регламентируется СанПиН 2.1.7.2790-10, подписанные Геннадием Онищенко в декабре 2010 года. По опасности для населения и экологии выделяют пять классов. Для них действует принцип раздельного сбора и хранения.

Желтые пакеты предусмотрены для класса «Б» – эпидемиологически опасных отходов. Это инфицированные материалы и инструменты, предметы, загрязненные кровью и/или другими биологическими жидкостями, патологоанатомические отходы, органы, ткани, живые вакцины. Время хранения «Б» на территории больницы – сутки. Если дольше, их необходимо обеззараживать на месте и только потом транспортировать.

Красным цветом маркируют класс «В» – чрезвычайно эпидемиологически опасные отходы. К ним относятся материалы, контактировавшие с инфекционными больными, отходы лабораторий, работающих с микроорганизмами первой и второй групп патогенности, а также отходы, содержащие возбудителей туберкулеза. 

Вывозить «красные» отходы с территории больниц без обеззараживания категорически запрещено. СанПиН также обязывает учреждения хранить «Б» и «В» на специализированной площадке с твердым покрытием и ограждением. Смешение отходов различных классов в общей емкости недопустимо.

Эколог Сергей Грибалёв уверен, что с медицинскими отходами должна быть жесткая селекция: «Не должны быть вместе просроченные лекарства, содержащие отравляющие вещества, или гормональные лекарства. Все это в одну кучу нельзя смешивать. Их же раскладывают по разным мешкам изначально, по разным классам опасности».

А дальше они должны отправляться на законную утилизацию. Часть отходов утилизируется термическим способом, но для этого должно быть специальное оборудование.

«Нельзя в поле жечь костер и бросать в него лекарства, как это делает «Белый трест». Да, это несопоставимо низкие затраты по сравнению с высокотехнологичными способами утилизации. «Белый трест» за счет этого выигрывает тендеры. У них установлен просто контейнер с трубой для сжигания медикаментов, который отравляет людей. А другие серьезные организации, которые законно утилизируют отходы, становятся неконкурентоспособными такому беспределу, закрывают свои точки и уходят из нашего региона», – говорит эколог.

О медицинских отходах в больницах

Ситуация с медотходами в питерских больницах действительно непростая, нет централизованного способа борьбы с медотходами. Отсюда и появляются подобные полигоны и способы утилизации. По данным сайта «Фонтанка.ру», питерские больницы оставляют 6000 тонн опасных медицинских отходов в год, и все они попадают на бытовые полигоны. 

Филиалы Боткинской больницы на Миргородской улице и Пискаревском проспекте производят в год 70 тонн медотходов классов «Б» и «В». Годовой оборот медотходов «Б» и «В» в Покровской больнице составляет более 40 тонн. 

Росприроднадзор настаивает, что обезвреженные медицинские отходы не могут быть приравнены к бытовым, а для работы с ними необходимо получение положительного заключения государственной экологической экспертизы. Но ни одна больница Петербурга за такими заключениями не обращалась.

Летом СМИ писали о наличии правильной технологии утилизации опасных медотходов – автоклавировании (стерилизации паром в специальном аппарате для нагрева под давлением выше атмосферного автоклаве. При таком воздействии паром и давлением погибают все вирусы и микроорганизмы). 

Активисты и экологи говорят о необходимости строительства в Ленобласти завода по автоклавированию. Такие идеи уже продвигались в правительстве региона, но не получили поддержку.

Как сообщает сайт «Фонтанка.ру», в 2013 году власти рассматривали возможность строительства завода для уничтожения медицинских отходов и обратились за помощью к немецкой компании BC Berlin-Consult. Это экспертная организация с 50-летним опытом в области экологии и защиты окружающей среды.

Но в июне 2014 года губернатор Георгий Полтавченко подписал госпрограмму «Развитие здравоохранения до 2020 года». Заводу места в ней не нашлось и от централизованного способа уничтожения медотходов тоже отказались.

В свою очередь активисты движения за улучшение среды обитания в Ленинградской области «Красивая Ленобласть» предлагают руководству Ленинградской области рассмотреть вопрос о запрете сжигания отходов (в том числе медицинских) и создании альтернативных предприятий, использующих безопасные технологии обезвреживания. По их мнению, такое решение послужило бы на благо экономики региона и не вызывало бы вопросов у жителей.

О производстве по обеззараживанию медотходов

Еще в августе, по данным Росбалта, в Санкт-Петербурге запустили производство по обеззараживанию медотходов. Процесс происходит при помощи водяного пара без применения сжигания. В будущем создание в городе четырех таких комплексов позволит больницам и поликлиникам полностью отказаться от самостоятельного обезвреживания опасных отходов на своей территории.

Как ранее писал Recycle, в России ежегодно образуется до одного миллиона тонн медицинских и биологических отходов.

Общие требования к порядку и основаниям уничтожения лекарственных средств установлены в статье 59 закона «Об обращении лекарственных средств». Согласно документу, недоброкачественные, фальсифицированные и контрафактные лекарства подлежат изъятию из оборота и уничтожению.

Отдельным законом прописан порядок утилизации наркотических лекарственных средств. А вот для просроченных медикаментов действующим законодательством предусмотрены только запрет на их продажу и требование хранить их отдельно от других лекарств.

Утилизацией лекарств сегодня занимаются частные фирмы, которые должны получать лицензии на этот вид деятельности. 

Способы уничтожения просроченных медикаментов законодательно не регламентируются, но согласно утратившей силу инструкции Минздравсоцразвития от 2010 года, может использоваться сжигание, слив в промышленную канализацию или захоронение на санитарных полигонах. По мнению экологов, все эти способы являются небезопасными.

О том, как правильно и безопасно утилизировать просроченные лекарства в домашних условиях, можно прочитать здесь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru