25 марта 2020, 00:00

Куда уходят вещи: собранную в H&M для переработки одежду продают в Подмосковье вместо отправки в Германию

Автор: Анастасия Троянова 14298
Куда уходят вещи: собранную в H&M для переработки одежду продают в Подмосковье вместо отправки в Германию

20 марта в YouTube появилось видео-расследование: экоблогер, журналист Елена Володина решила найти доказательства того, что вещи, собираемые в контейнерах H&M действительно отправляются на переработку в Германию. Эта программа по сбору одежды давно обросла сомнениями со стороны экосообщества и, как оказалось, не зря. 

У модной индустрии много скелетов в шкафу: начиная от процесса производства новой одежды до ее переработки в конце жизненного цикла. 

Текстильная промышленность - второй по объему индустриальный загрязнитель окружающей среды, отходы этого сектора (включая нераспроданную одежду) достигают 92 миллионов тонн в год. 

Большая часть такого “мусора” отправляется на свалки, несмотря на то, что текстиль поддается ресайклингу. Оттуда вещи либо попадают в печи мусоросжигательных заводов, либо десятками, а то и сотнями лет пытаются разложиться среди прочих отходов человечества. 

К сожалению, немногие бренды внедряют сбор и переработку текстиля в свой производственный цикл и потому так радостны вести о том, что очередная фирма вводит программу по ресайклингу старой одежды или обуви.

Пионерами развития подобных экоинициатив стала компания H&M, которая с 2013 года организует программу Garment Collecting. Это всемирная акция по сбору ненужной одежды и текстиля, которая также стимулирует потребителей к новым покупкам - за стандартный пакет сданной одежды H&M выдает ваучер на 15% скидку. Но куда же уходят вещи после того, как люди опускают их в контейнер в магазине? 

Поскольку альтернатив для экологичной утилизации одежды в нашей стране сейчас недостаточно, этот вопрос не первый год волнует российских потребителей и экосообщество - слишком уж непрозрачной оказалась дальнейшая судьба сдаваемых вещей. 

Только утихли претензии в сторону бренда по теме сжигания десятков тонн непроданной одежды, как нашлись новые недостатки в программе переработки: оказалось, что сданный текстиль не отправляется в Германию, как заявляет H&M, а оседает на складе в Подмосковье, но обо всем по порядку.

Экологическая повестка H&M

По сравнению с другими брендами масс-маркета, H&M громче всех остальных заявляет о своих программах устойчивого развития. Помимо сбора одежды, компания выпускает вещи из переработанных материалов и всячески поддерживает “осознанную” моду. 

Однако H&M Group, куда входит несколько брендов (Monki, Weekday, COS и др.), ежедневно выпускает огромные объемы продукции, большая часть которой сделана из сырья невысокого качества, а потому быстро приходит в негодность и превращается в мусор. 

Помимо удара по природным ресурсам, которые тратятся на изготовление волокон, химическую обработку и окрашивание тканей, производство одежды и ее пересылку к местам реализации, H&M (как и остальные представители масс-маркета) делает вещи из трудноперерабатываемых материалов. 

Это, например, смесовые ткани, где содержится микс разных волокон: полиэстер, хлопок, эластан, акрил и др. Но даже если ткани “чистые”, то современные способы переработки текстиля не позволяют из 100% старой одежды сделать новые вещи. Переработанные ткани сильно теряют в качестве, поэтому большая часть такого вторсырья годится только для изготовления обтирочной ветоши, изоляционных материалов и других технических средств, которые рано или поздно также превратятся в отходы.

В 2016 году заявление H&M о намерении собрать одну тысячу тонн ненужной одежды в рамках проекта World Recycle Week, побудило журналистку The Guardian Люси Сигл сделать расчеты: компании понадобится около 12 лет, чтобы произвести новую одежду из этого объема, поскольку перерабатывающие технологии пока не способны на большее. Сама компания H&M производит тысячу тонн одежды всего за пару дней. 

Подсчеты журналистки опровергнуты не были, поэтому экологическая программа бренда с тех пор попала под сомнение многих потребителей из разных стран мира: перепроизводство никак не соответствует пропагандируемому устойчивому развитию. А в 2017 стало известно, что шведский гигант помогает снабжать электроэнергией шведский Вестерос, отправляя на сжигание вещи, которые содержат плесень и не пригодны для носки. 

В том же году шведское телевидение SVT провело расследование, согласно которому бренд сжигает более 19 тонн новой нераспроданной продукции на территории Швеции и Дании, помечая ее как “секретные отходы”.

Коллективное письмо бренду

Но вернемся к сбору одежды на переработку. Российские потребители активно поддерживают инициативу H&M по сбору б/у вещей: для кого-то это хороший способ обмена старого на новое (с помощью стимуляционного скидочного ваучера), для людей из регионов - единственная возможность продлить жизнь вещам, сдать текстиль на благотворительность или “переработку”, кто-то осознанно несет в H&M только ветошь - раз вещи могут потенциально сжечь, то люди отдают сюда то, что не берут другие проекты (нижнее белье, носки, колготки, купальники и пр.).

Поскольку долгое время не было ясно, что именно происходит с вещами после того, как они попадают в контейнер, российские экоактивисты летом 2019 года написали коллективное письмо бренду, где попросили пролить свет на программу переработки. 

Согласно официальному ответу компании H&M все текстильные изделия, собранные в России, поступают на завод SOEX в немецкий город Вольфен, где их вручную сортируют, а затем продают в секонд-хенды, отдают на благотворительность и при необходимости перерабатывают. 

Сам ритейл сотрудничает с SOEX не напрямую - сбором одежды и логистикой “под ключ” занимается дочерняя компания I:Collect (I:CO). То есть после того, как H&M продает собранную одежду I:CO, компания снимает с себя ответственность за дальнейшую судьбу вещей. 

То же самое бренд рассказал международному эксперту по экоустойчивости Ольге Джонстон-Антоновой, в рамках пресс-тура в начале 2020 года: собирают в России, отправляют в Германию на предприятие-партнер I:CO (SOEX) и уже там, в Вольфене, определяют что делать с пришедшим объемом текстильного вторсырья. Тогда же представители I:CO заявили, что на свалки собранная одежда не попадает, а магазины H&M в России собирают больше вещей по сравнению с другими странами.

Несмотря на два официально полученных ответа, сомнения все же оставались. Журналист и экоблогер Елена Володина провела расследование и выяснила, куда на самом деле уходят сдаваемые в контейнеры H&M вещи. 

Сама Елена вместе с группой активистов побывала на заводе SOEX прошлым летом на самостоятельно организованной экскурсии. Тогда представители предприятия не подтвердили, что вещи из России действительно к ним поступают и даже удивились такому вопросу - по словам работников SOEX подобный путь вещей нерационален из-за экономических и таможенных сложностей. Почему в рамках официального пресс-тура Ольги Джонстон-Антоновой дали иную информацию - загадка. 

В ходе своего расследования Володина узнала, что на “Авито” и других специализированных сайтах можно оптом купить те самые сдаваемые людьми несортированные вещи в пакетах H&M по цене от 25 рублей за килограмм. 

Представившись покупателем, журналистка купила 50 килограммов несортированной одежды на складе в подмосковном Лыткарино. На пакетах были бирки подрядчика I:CO, который должен был обеспечить транспортировку вещей в Германию. 

При осмотре вещей 60% оказалось в хорошем состоянии и могло бы пойти на продажу в случае, если бы Елена открывала свой секонд-хенд, но 40% одежды были непригодны для дальнейшего использования. Если бы эти пакеты попали в настоящий магазин, то вторую жизнь получили бы только хорошие вещи, все остальное отправилось бы на свалки.

Также Володина положила в пакет GPS-маячки,когда сдавала вещи в H&M, что позволило ей отследить путь пакетов. Нетрудно догадаться, что все они приехали на склад в Лыткарино, а красивая история о путешествии вещей из России в Германию разбилась вдребезги.

В самом факте продажи собираемой одежды российским секонд-хендам ничего плохого нет, наоборот, с точки зрения углеродного следа, это идеальная схема  обращения с текстилем - где собрали, там и продали. 

Проблема заключается в распространении ложной информации о том, что вещи уезжают в Германию, а непригодная для продажи в секондах одежда по итогу отправляется на свалку, вместо возможности быть переработанной. Поэтому вся ветошь, которую люди несли в контейнеры H&M, скорее всего оказалась на полигоне, ведь ей нельзя продлить жизнь на полках магазина. 

Реакция брендов и общественности 

H&M уже в курсе происходящих событий, люди в социальных сетях начали флешмоб #HMгдеПравда с просьбой прокомментировать видео и рассказать о реальной судьбе сдаваемых вещей. Пока бренд высылает стандартные ответы всем обратившимся, вот такой ответ получила корреспондентка Recycle:  

“Команда H&M ознакомилась с материалами расследования на YouTube и ведет тщательную проверку совместно с I:Collect и глобальным офисом для оценки ситуации и разработки плана к решительному действию. 
Мы относимся к этому случаю очень серьезно и обязательно поделимся с вами всей информацией, как только она будет доступна. 
Прозрачность ведения бизнеса и наши эко-инициативы являются нашим главным приоритетом, и мы приложим все усилия, чтобы разобраться в данной ситуации и вернуть доверие наших покупателей.”

Пока H&M шлет формальные отписки - другие действуют. С I:CO сотрудничают многие известные фирмы, например, Vagabond, который тоже поддерживает экоиницаитивы и ведет сбор обуви в своих торговых точках. Как оказалось из расследования Володиной часть вещей, сдаваемых людьми в Vagabond, тоже оказывается на складе в Лыткарино. 

В понедельник 23 марта Елена отправила письма в I:CO, H&M и Vagabond с просьбой отреагировать и урегулировать ситуацию, но только последние ответили оперативно: бренд приостанавливает сбор обуви по программе Shoe bring back до выяснения обстоятельств с I:CO. 

Роман Саблин, экотренер и блогер, создатель “Зеленого драйвера” так прокомментировал происходящие события: “Многие из вас несли туда текстиль в плохом состоянии, надеясь что его переработают. Пока получается, что это обман.

Заявляя про Устойчивый, Ответственный бизнес H&M должны отвечать за свои слова. Если их подрядчик в России не выполняет обязательств - надо найти другого. А еще лучше - вложить деньги в строительства завода по глубинной переработке текстиля в ткань, из которой можно шить новую одежду”. 

“Мне хотелось подтвердить или опровергнуть информацию о том, что вещи уходят в Германию. Несколько лет вокруг программы сбора одежды в H&M ходили слухи про перепродажу на Авито и оказалось, что доказательства не так трудно найти. Любой мог провести такую контрольную закупку”, - говорит Елена.  
 “Я встретила огромную поддержку от людей, как со стороны обычных потребителей и экоактивистов, так и от медиа - эта история разошлась в неожиданных масштабах. Даже сами сотрудники H&M поблагодарили меня за расследование и попросили не бросать это дело, довести его до конца - добиться ответа от бренда и I:CO, чтобы модернизировать схему утилизации вещей и сделать ее прозрачной”. 

 Третья сторона вопроса

Подрыв доверия к программе экологичной утилизации такого крупного бренда, как H&M - удар по всей индустрии переработки одежды в России. Многие не знают куда теперь сдавать свои вещи, более продвинутые граждане советуют обратить внимание на фонды “Второе дыхание”, “Спасибо” и "Вещеворот". 

Но для этих проектов сейчас настанут тяжелые времена - весь поток одежды, который раньше направился бы в H&M, представленный более чем в 100 городах России, сейчас свалится на те немногие организации, которые честно выстраивают систему переработки текстиля в стране. 

Фонд “Второе дыхание” выпустил свое заявление, где подробно объяснил насколько убыточна индустрия переработки одежды в России и попросил следовать нескольким советам:

  1. Вдумчиво покупать качественные вещи, которые вы будете носить долго и с удовольствием;

  2. Сдавать в фонд одежду в хорошем качестве, которая может пойти на продажу в секонд-хендах. Вырученные средства пойдут на развитие инфраструктуры для переработки тех вещей, которые больше непригодны к использованию;

  3. Не сдавать то, что фонды не принимают (носки, чулки, колготки, купальники, нижнее белье, испорченную обувь, сумки, мягкие игрушки и пр.);

  4. Поддержать рублем переработку сдаваемых вещей, придя за покупками в магазины CharityShop или сделав пожертвование, компенсирующее стоимость разволокнения/производства обтирочной ветоши из расчета 1 килограмм = 60 рублей. 

Прежде чем сдавать вещи в фонд, можно попробовать отдать их знакомым или родственникам, принести ненужное на своп, гаражную распродажу или фримаркет, в крайнем случае - продать на Юле/Авито. 

А для начала - научиться вдумчиво приобретать новые вещи, чтобы мысли о том, куда пристроить разонравившиеся предметы, посещали вас как можно реже. 

Официальный ответ

Компания I:Collect, которая отвечает за дальнейшую судьбу одежды, собранную в H&M, выпустила официальное заявление после просмотра расследования Елены Володиной. 

Оказалось, что все это время H&M неверно транслировал информацию. Одежда отправлялась на завод SOEX в Германии не сразу после сбора в магазинах, а проходила предварительную сортировку в России на партнерских предприятиях. Почему этот факт выяснился лишь после проведенного расследования, не ясно.

“Весь текстиль, поступающий к нам в рамках H&M Garment Collecting, проходит стадию пресортировки и подготовки к экспорту на предприятиях партнеров нашей глобальной сети. В России таким партнером было предприятие ООО "АСТЕКС", расположенное в Лыткаринском районе Московской области, которое фигурирует в вышеупомянутом расследовании”, - говорится в ответе.

После пресортировки, смысл которой так и остался нераскрытым (как сортируют вещи, по каким категориям, остается ли что-то в России, и если да, то куда направляется), одежда уходит на предприятие SOEX, причем уже не в Германию (как говорилось раньше), а в Арабские Эмираты:

“До 2019 года все текстильные изделия, собранные в России, экспортировались на наш завод по переработке в Вольфене, Германия. В течение 2019 года наиболее экономичным и удобным вариантом для российского рынка стал завод SOEX в ОАЭ, - заявляет I:CO. - Мы столкнулись со стремительным ростом объемов сбора в России, которые удвоились всего за один месяц и остаются столь же высокими на сегодняшний день. Чтобы справиться с возросшими объемами, нам пришлось инициировать более глубокую предварительную сортировку на предприятиях локальных партнеров в России, включая компанию ООО "АСТЕКС".

Значит, “Астекс” - не единственное предприятие, куда попадают вещи прежде, чем отправиться на заводы SOEX. Информации о других подрядчиках, с которыми I:СО работает в России, предоставлено не было.

После того, как Елена получила этот официальный ответ, она проверила информацию о компании "Астекс" и выяснила, что правильное название фирмы в Лыткарино “Астекс Рус” - его учредитель Артур Котлярский. А вот компания ООО “Астекс” в прошлом году была ликвидирована и располагалась в другом месте. 

По сведениям издательства Blueprint, Артур Анатольевич также значится генеральным директором ООО «Аркоэкс», юридический адрес которого совпадает с фактическим адресом складов с секондхенд одеждой в промзоне Тураево. Кроме того, Котлярскому принадлежит ООО “Экотекстиль”. Эта фирма состоит в партнерстве с благотворительными фондами “С миру по нитке” и “Международный центр помощи детям России”.

The Blueprint не удалось связаться с ООО “Экотекстиль”, БФ “С миру по нитке” и БФ “Международный центр помощи детям России”: по указанным номерам телефонов никто не отвечает. Отчетность “С миру по нитке” изданию также не удалось найти, а последняя опубликованная отчетность “Международного центра помощи детям России” датируется 2018 годом. При этом терминалы приема вещей фонда “С миру по нитке” все еще можно найти в Москве, и, по словам очевидцев, в них до сих пор сдают вещи, которые потом куда-то вывозят. Дальнейшая судьба этого потенциального секондхенда неизвестна.

Сама схема утилизации вещей, представленная в ответе I:СО по-прежнему вызывает вопросы. На русский язык ее (специально?) не перевели. Например, непонятны этапы Test Loads to Local Sorting Facilities и Local Waste Management. Что это за предприятия и где они находятся? О каких конкретно заводах по переработке текстиля идет речь? Какие виды материалов эти фабрики могут переработать, а какие нет? Отправляется ли одежда на сжигание (судя по последней картинке, да). И тогда какой процент текстиля уходит на “выработку энергии”? 

По словам Елены Володиной, было бы правильнее указать всю недостающую информацию на схеме, а также опубликовать ее на русскоязычной версии сайта H&M, чтобы каждый российский экоотвественный гражданин мог понять, куда направляются его вещи после сдачи в контейнер.

В своем заявлении I:СО отметил, что прекратит работу с ООО “Астекс” (тот, который на самом деле “Астекс Рус”) и будет “серьезнее контролировать процессы”.  

“Подобная деятельность - грубое нарушение нашего этического кодекса и наших ценностей, как компании”, - пишут представители I:СО.   

Пока понятно только одно: ставить точку в этом деле еще рано, вопросов появляется больше, чем ответов. Елена вновь направила письма в обе компании (H&M и I:СО) с просьбой доработать схему и предоставить недостающие данные: о подрядчиках предварительной сортировки, предприятиях-утилизаторах и др. 

Также остается открытой повестка со складом в Лыткарино и БФ “С миру по нитке” и “Международный центр помощи детям России” - что происходит с вещами в этих организациях? 

Мы будем следить за развитием событий и надеемся, что эта история в итоге приведет к полной прозрачности в системе сбора и переработки, чтобы к бренду H&M и его экологической программе вернулось доверие потребителей.



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru