17 сентября 2020, 13:36

Как Данил Черкалин и другие волонтеры очищают Арктику от мусора

Автор: Ася Малютина 2898
Как Данил Черкалин и другие волонтеры очищают Арктику от мусора

Второй год подряд журналист Данил Черкалин из Новосибирской области проводит свой отпуск не у теплого моря, а в Арктике — вместе с другими волонтерами он очищает берега Северного Ледовитого океана от последствий обитания здесь людей. Впервые Данил принял участие в проекте Межрегиональной общественной экосоциологической организации «Зеленая Арктика» в прошлом году. Сейчас сам признается — в первую поездку главной мотивацией было не спасение экологии, а возможность увидеть районы Крайнего Севера.

 — Поселок Краснозерский, где я проживаю, удален от областного центра Новосибирска на 300 километров. Здесь трудно вести экологичный образ жизни: сортировка батареек и пластика — это тот максимум, который я делал, — признается молодой человек. — Первый раз, честно признаюсь, участие в проекте для меня было больше историей о путешествиях, нежели об экологии. 

Побывать в Арктике — это бесценный опыт: она заоблачно далеко, туда очень сложно попасть, эта зона для многих закрыта. Поэтому изначально целью было именно посмотреть мир. Уже там, пообщавшись с людьми, поработав, понял, насколько важно заботиться о природе, ведь то, как осваивалась Арктика в советское время, — это страшно. 

Это брошенные территории, базы, стройматериалы и разная гадость, которая отравляет сегодня землю и воду. Следы человека повсюду: даже техника, которая ходила там 40 лет назад, оставила свои следы, которые видны до сих пор. То есть за столько лет природа не восстановилась. А значит пройдет еще не один десяток лет, пока природа восстановится полностью. 

Строгий отбор 

Помогают восстановиться природе Арктики волонтеры проекта «Зеленая Арктика», который в этом году включился в национальный проект «Экология»: каждое лето ребята выезжают в различные точки в арктической зоне русского Севера, чтобы навести на этих территориях порядок.

В прошлом году Данил в составе команды волонтеров со всего мира приводил в порядок остров Вилькицкого, а в этом году убирал территорию устья реки Тивтейяха (местные жители зовут ее Моржовкой) за Харасавэйским газовым месторождением. Но прежде ему пришлось пройти строгий конкурсный отбор — даже от него как уже от опытного волонтера требовали заполнить анкету, пройти обучение и персональное собеседование. 

К выбору волонтеров подходят очень тщательно: из 267 человек, подавших заявки, по результатам анкетирования организаторы отобрали 141 участника — 73 парня и 68 девушек. Для них потом проводили обучение и персональное стресс-интервью. В итоге отбор прошли лишь 23 человека, которым еще и требовалось пройти специальную медкомиссию.

Столь строгий отбор неслучаен: волонтеры Арктики на 30 дней остаются один на один в суровом краю, где даже в июле температуры держатся на уровне от -5 до 5ºС. Добавьте сюда ежедневный тяжелый физический труд, скудный рацион, скромные бытовые условия, отсутствие какой бы то ни было связи с большой землей — и становится понятно, что поездка в такой эколагерь не для слабонервных. 

— В этом году немного изменилась процедура отбора. В прошлом году на Вилькицкого у нас были некоторые ребята, которые попали в этот проект, но не очень хотели там оставаться, — вспоминает Данил Черкалин. — Без сотовой связи, оторванные от мира — не оценили свои силы. На острове действительно тяжело. И не только из-за работы, но и от того, что 30 дней тебя окружают одни и те же люди. Очевидно, что это должны быть люди, с которыми тебе будет интересно, ну или, по крайней мере, не склонные к конфликтам.

В этом году на состав команды оказал свое влияние и коронавирус: все парни были только из России, хотя обычно «Зеленая Арктика» собирает русскоговорящих волонтеров со всего света: от Европы до Израиля. 

А вот девушек на островах нет и в обычные, не коронавирусные, годы: их сюда не берут, поскольку на Харасавэе находится древний хантыйский могильник, на эту священную для местных народов землю не должна ступать женская нога. Зато они могут принять участие в других проектах «Зеленой Арктики», например, в экосоциологической экспедиции в поселок Сеяха. 

Печальное наследство 

Впрочем, справились и своими силами, хотя весь труд на этой территории — ручной. Данил Черкалин объясняет — работать на технике не позволяет особенность строения почвы. 

— Как я уже говорил, техника оставляет здесь следы, которые видны и десятки лет спустя. Она повреждает экосистему тундры, губительно сказывается на ней. Во-вторых, трактор не уберет мусор и стекло, которое за многие годы уже просто вросло в почву, — объясняет Данил. — Да и тяжело на этой болотистой почве работать технике. На острове Вилькицкого в прошлом году у нас был такой случай: погрузчик поехал за трактором и оба они утопли в болоте. Вытащить их было нечем. Единственное, что мы могли сделать, это подложить обломки чугунной трубы, укрепить их и рычагом с двух сторон поднять трактор и погрузчик. Нас было много, так что особо тяжело не было, но времени на это потратили немало. 

В остальном же работа по уборке Арктики это, безусловно, тяжелая физическая работа. «Попробуйте катить бочку 250 литров, частично забитую песком! Конечно, тяжело!» — приводит Данил пример того, что им иногда приходилось делать на острове и на берегах реки Тивтейяха.

Действительно, основной мусор, с которым приходится сталкиваться волонтерам Арктики — это металлолом. Территории, которые они приводят в порядок — это места бывшего обитания людей: на Вилькицкого они убирали территорию бывшей метрологической станции — собрали 180 тонн металла, демонтировали здание самой станции и 12 временных построек. Подобную станцию, которую люди покинули в 90-х после развала СССР, ликвидировали и во время нынешней поездки. Покореженный металл, битые стекла, обломки шифера — основные находки волонтеров. 

— На Вилькицкого станция принадлежала когда-то военным, там была и радиолокационная часть: кроме стандартных отходов находили там радары, детали какие-то, воинские значки, каски, противогазы, — вспоминает Данил. — В этом году на Харасавэе собрали только стекла бочек 12 и еще огромные куски шифера — все это осталось нам в наследство со времен СССР, когда стремительными темпами шло освоение Севера и никто не задумывался о том, как присутствие там человека повлияет на экологию.

Всего на Харасавэе волонтерами была очищена территория бывшей метрологической станции размером в 300 га, собрано 180 тонн металла, в том числе: бочки 200-литровые 3000 шт, цистерны 25 м3 — 6 шт, цистерны 50 м3 — 6 шт. Также было демонтировано одно жилое здание метеорологической станции и 12 временных построек. 

Бок о бок с медведями 

Все собранные отходы волонтеры складывали в специальные деревянные поддоны. Это делается для того, чтобы зимой они не вмерзли в лед — иначе даже техника не сможет сдвинуть их с места. А так позже весь мусор будет эвакуирован с мест уборки. 

На некоторые территории волонтерам еще предстоит вернуться в следующем году — убрать все, что копилось здесь десятилетиями, за 30 дней оказалось нереально. И это при том, что работают ребята не в расслабленном режиме: по сути каждый день — это полноценные 7-8 часов активной работы. 

— Конечно, там мы сами себе начальники, но отлынивать, сидеть без дела никто себе не позволяет — не для того мы туда отправляемся, — говорит Данил Черкалин. — В понедельник прилетаем, обустраиваем быт — обычно это рабочие вагончики без водопровода и туалета с деревянными двухэтажными кроватями, где мы спим в спальниках. Затем на общем собрании составляем свое расписание: во сколько подъем, обед, ужин, работа. Также составляем график дежурств: если на Вилькицкого у нас был повар, то на Харасавэе народу хоть и было меньше, но и готовить приходилось самим. В основном питались мы гречкой с мясом. И по этому, составленному в первый день расписанию, мы потом жили все три недели. 

Были в графике и выходные — обычно воскресенье волонтеры посвящали отдыху. На Вилькицкого сходили даже в поход на другую часть острова — полюбоваться на Карское море. 

— На Харасавэе в поход не ходили — некуда было, но там и так было интересно — мы убирали лежбище моржей, — рассказывает волонтер. — Видели, как плавает нерпа, моржей и белых медведей — они сами к нам выходили. Честно говоря, медведей не боялся, но настороже был: так вот работаешь в тумане, и вдруг медведь выходит — нужно головой крутить на всякий случай в разные стороны, чтобы близко его не подпускать. Конечно, от всего этого впечатления остались самые позитивные. 

Да, мы там работали. И работали тяжело. Но то, что поехал туда в свой отпуск, не жалею — впечатлений много. Ты дышишь свежим воздухом, меняешь картинку, отдыхаешь от общества: я как журналист по работе много взаимодействую с людьми, много общаюсь, а тут был наедине сам с собой. Посмотрим, что будет дальше, но я надеюсь, что в следующем году вернусь в Арктику и в частности на Харасавэй — хочется довести дело до конца и посмотреть на то, как будет выглядеть этот край уже без следов человека.

Фото участников экспедиции.



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru