27 марта 2020, 12:05

Продолжение истории: официальный ответ компании I:Collect на скандал вокруг сбора вещей в H&M

Автор: Анастасия Троянова 12530
Продолжение истории: официальный ответ компании I:Collect на скандал вокруг сбора вещей в H&M

Компания I:Collect, которая отвечает за дальнейшую судьбу одежды, собранную в H&M, выпустила официальное заявление после просмотра расследования Елены Володиной. О скандале Recyclemag рассказывал здесь.

Оказалось, что все это время H&M неверно транслировал информацию. Одежда отправлялась на завод SOEX в Германии не сразу после сбора в магазинах, а проходила предварительную сортировку в России на партнерских предприятиях. Почему этот факт выяснился лишь после проведенного расследования, не ясно.

“Весь текстиль, поступающий к нам в рамках H&M Garment Collecting, проходит стадию пресортировки и подготовки к экспорту на предприятиях партнеров нашей глобальной сети. В России таким партнером было предприятие ООО "АСТЕКС", расположенное в Лыткаринском районе Московской области, которое фигурирует в вышеупомянутом расследовании”, - говорится в ответе.

После пресортировки, смысл которой так и остался нераскрытым (как сортируют вещи, по каким категориям, остается ли что-то в России, и если да, то куда направляется), одежда уходит на предприятие SOEX, причем уже не в Германию (как говорилось раньше), а в Арабские Эмираты:

“До 2019 года все текстильные изделия, собранные в России, экспортировались на наш завод по переработке в Вольфене, Германия. В течение 2019 года наиболее экономичным и удобным вариантом для российского рынка стал завод SOEX в ОАЭ, - заявляет I:CO. - Мы столкнулись со стремительным ростом объемов сбора в России, которые удвоились всего за один месяц и остаются столь же высокими на сегодняшний день. Чтобы справиться с возросшими объемами, нам пришлось инициировать более глубокую предварительную сортировку на предприятиях локальных партнеров в России, включая компанию ООО "АСТЕКС".

Значит, “Астекс” - не единственное предприятие, куда попадают вещи прежде, чем отправиться на заводы SOEX. Информации о других подрядчиках, с которыми I:СО работает в России, предоставлено не было.

После того, как Елена получила этот официальный ответ, она проверила информацию о компании "Астекс" и выяснила, что правильное название фирмы в Лыткарино “Астекс Рус” - его учредитель Артур Котлярский. А вот компания ООО “Астекс” в прошлом году была ликвидирована и располагалась в другом месте. 

По сведениям издательства Blueprint, Артур Анатольевич также значится генеральным директором ООО «Аркоэкс», юридический адрес которого совпадает с фактическим адресом складов с секондхенд одеждой в промзоне Тураево. Кроме того, Котлярскому принадлежит ООО “Экотекстиль”. Эта фирма состоит в партнерстве с благотворительными фондами “С миру по нитке” и “Международный центр помощи детям России”.

The Blueprint не удалось связаться с ООО “Экотекстиль”, БФ “С миру по нитке” и БФ “Международный центр помощи детям России”: по указанным номерам телефонов никто не отвечает. Отчетность “С миру по нитке” изданию также не удалось найти, а последняя опубликованная отчетность “Международного центра помощи детям России” датируется 2018 годом. При этом терминалы приема вещей фонда “С миру по нитке” все еще можно найти в Москве, и, по словам очевидцев, в них до сих пор сдают вещи, которые потом куда-то вывозят. Дальнейшая судьба этого потенциального секондхенда неизвестна.

Сама схема утилизации вещей, представленная в ответе I:СО по-прежнему вызывает вопросы. На русский язык ее (специально?) не перевели. Например, непонятны этапы Test Loads to Local Sorting Facilities и Local Waste Management. Что это за предприятия и где они находятся? О каких конкретно заводах по переработке текстиля идет речь? Какие виды материалов эти фабрики могут переработать, а какие нет? Отправляется ли одежда на сжигание (судя по последней картинке, да). И тогда какой процент текстиля уходит на “выработку энергии”? 

По словам Елены Володиной, было бы правильнее указать всю недостающую информацию на схеме, а также опубликовать ее на русскоязычной версии сайта H&M, чтобы каждый российский экоотвественный гражданин мог понять, куда направляются его вещи после сдачи в контейнер.

В своем заявлении I:СО отметил, что прекратит работу с ООО “Астекс” (тот, который на самом деле “Астекс Рус”) и будет “серьезнее контролировать процессы”.  

“Подобная деятельность - грубое нарушение нашего этического кодекса и наших ценностей, как компании”, - пишут представители I:СО.   

Пока понятно только одно: ставить точку в этом деле еще рано, вопросов появляется больше, чем ответов. Елена вновь направила письма в обе компании (H&M и I:СО) с просьбой доработать схему и предоставить недостающие данные: о подрядчиках предварительной сортировки, предприятиях-утилизаторах и др. 

Также остается открытой повестка со складом в Лыткарино и БФ “С миру по нитке” и “Международный центр помощи детям России” - что происходит с вещами в этих организациях? 

Мы будем следить за развитием событий и надеемся, что эта история в итоге приведет к полной прозрачности в системе сбора и переработки, чтобы к бренду H&M и его экологической программе вернулось доверие потребителей.



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru