21 июня 2018, 21:59

Владимир Мацюк: «Переработка батареек — это ответ на запрос общества и времени»

Автор: Мария Симонова 1008
Владимир Мацюк: «Переработка батареек — это ответ на запрос общества и времени»

Группа компаний "Мегаполисресурс" первой начала заниматься утилизацией батареек в России. Мы узнали у генерального директора ГК "Мегаполисресурс" Владимира Мацюка, с чего начинался бизнес по переработке батареек, удобно ли работать, находясь в Челябинске, где в стране собирают больше всего батареек, о партнерской программе с Duracell и о том, что такое нейросети для сортировки отходов.  

Владимир, почему выбрали для своего бизнеса именно переработку батареек? 

— Наша компания в 2004 году возникла как академический проект, третья глава моей кандидатской диссертации по экономике была посвящена переработке отходов. В тот момент это было в России неактуально.

Изменить отношение к теме помогло то, что я добавил в работу информацию про отходы, содержащие драгметаллы.

Мы начинали с переработки фотоотходов — в лабораториях, где печатали снимки, образовывались жидкие отходы. Из их литра можно было получить от 1 до 4 граммов серебра, а они в масштабах страны выливались в канализацию.

Пришлось оформлять много документов: для оборота драгоценных металлов требовались согласование со стороны Пробирного надзора министерства финансов (поскольку речь шла о серебре), а для оборота отходов нужна была лицензия Ростехнадзора. Зато из этих жидких отходов мы доставали десятки тонн серебра.

— Потом направление несколько изменилось?

— На смену традиционной фотографии стала приходить цифровая, в которой нет "мокрых" химических процессов. Поэтому выросло значение переработки отходов электроники – компьютерных и мониторных плат, "потрошков".

Еще до того, как это стало трендом в России, мы увидели по опыту коллег из других стран, что направление актуально и включили его на всякий случай в разрешительные документы.

Что касается фототематики, то со временем мы занялись рентгеновскими снимками. Если разобраться, то это пластик, на слое которого серебро в желатине. Самый экологичный способ переработки экономически, как правило, тоже самый интересный.

Пластик скармливали бактериям, они съедали желатин, дальше в процессе очистки воды мы получали ил содержащий серебро. Так из одного отхода "добывали" два продукта: пластик и серебро. В компьютерных платах компонентов было еще больше.

Если говорить в целом о том, чем мы занимаемся, то мы делаем "цукаты". Я часто повторяю: все в нашей жизни из детства. Мне-ребенку запомнились цукаты из шкурок апельсинов, по сути, из отходов, поразила эта идея. И наша компания тоже "варит" из всего "цукаты".

— Как в жизни вашей компании появились батарейки?

- В 2012 году я выступал с докладом на одном мероприятии в Челябинске. К тому времени уже прекратил преподавать, но тяга к аудитории, к общению с нею осталась. Местные экоактивисты меня выслушали и спросили: "Понятно, медь, олово, свинец… А батарейки сможете переработать?". Проблемы я не увидел - главное сырье, а как с ним работать, найдем.

Активисты признались, что спрашивали неслучайно: "Мы за раздельный сбор мусора, насобирали 100 кг батареек и не знаем, куда их девать". Я разрешил привезти к нам – все привыкли, что раз в 2 недели обращаются разные люди и организации со своими образцами материалов и задачами. А мы экспериментируем с ним. Те 100 кг батареек раздробили, растворили и позабыли.

— Почему потом снова вспомнили про их переработку?

— История про батарейки — это история про неравнодушных, активных людей и про возможности современных соцсетей. Через какое-то мы получили письмо из Петербурга, где спрашивали про батарейки. Я заинтересовался, откуда у людей такая информация - мы же находимся в Челябинске!

Они рассказали, что общаются в интернете с другими активистами, занимающимися раздельным сбором мусора, от них про нас и услышали. Ребята сотрудничали с администрацией Петербурга, они набрали 2 тонны батареек и хотят, чтобы мы их переработали. 2 тонны — такой объем был нам интереснее, чем 100 кг.

Мы забрали эти батарейки. Появились первые вопросы, к примеру, как их оптимальнее сортировать. А через 1,5 месяца к нам одновременно постучались две крупные компании Media Markt и IKEA. Сами — мы не прилагали для этого усилий.

— Для них проблема с батарейками была так актуальна?

— У IKEA была программа утилизации, в нее на уровне бизнес-стандартов внесен прием батареек и ламп. А Media Markt пришел со своим зарубежным, немецким опытом. В Германии переработка батареек — распространенная практика. И началось: согласование договоров на немецком, на английском…

Правда, потом изменился порядок лицензирования и показалось, тема опять свернется: магазинам, собирающим батарейки, надо было оформлять лицензию на сбор. Хорошо, что у законодателей нашелся здравый смысл, они успели внести правки, по которым такие сборы теперь называются "накопление".

Постепенно, шаг за шагом, к нам подключались разные компании. С Петербургом мы постоянно сотрудничаем, они расширяют пункты раздельного сбора. Duracell cтал нашим партнером. Оказалось, что переработка батареек — это ответ на запрос общества, времени.

— Ваш завод в Челябинске сейчас единственный в стране, где перерабатывают батарейки?

— Да. Объективно, по производительности, наших возможностей хватает. В страну ввозится официально порядка 25 тысяч тонн батареек в год. Но вопрос в том, сколько из них потом собирается.

Лучшие зарубежные практики говорят, что собрать чуть больше 40% уже счастье, каждый следующий процент достигается тяжелым трудом. А в России сегодня речь идет в цифре около 2%. Наших объемов хватает.

Правда, "на бумаге" у нас часто появляются коллеги. Не знаю, почему их привлекает это направление. Возможно, они думают, это "золотое дно" и не оценивают ресурсы, необходимы для переработки.

А еще батарейка из всей темы отходов наиболее симпатичная. У нее после использования даже внешний вид не меняется. В сборах батареек находит выход экологическая совесть, которую государство пытается воспитать. Люди сдают их и думают, какой я молодец, токсичные отходы отнес на переработку.

И коллеги рассчитывают на пиар. Если ты связан с батарейками, то ты на острие. Но опять же для нас это странно. Мне понятно, почему у нас появились батарейки — основным направлением завода была электроника.

— Из каких регионов к вам сейчас привозят отработанные элементы питания?

— Мы делаем статистику каждую неделю и передаем Duracell для публикации, мы с ними организовали партнерскую программу. Лидер по сдаче батареек — Петербург, где уже 10 лет последовательно развивается система раздельного сбора мусора, в том числе и опасных отходов. Затем идет Москва, где из-за огромного населения любая инициатива сбора обращается в количество. И, пожалуй, это основной объем, который мы перерабатываем.

— Как удалось начать сотрудничество с Duracell — они не сразу согласились на партнерскую программу?

— "Расширенная ответственность производителя" появилась как термин в России в 2016 году. Компании обязали либо платить квазиналог, либо самостоятельно собирать и перерабатывать свою продукцию, вышедшую из употребления. У Duracell это совпало с серьезным изменением в структуре компании — они из холдинга Procter & Gamble выделились в самостоятельное подразделение со своим бюджетом, руководителем.

Первое, на что они посмотрели — это имидж компании, у них появилось желание сделать его "зеленым". Это нас и сблизило. Но их коллеги с нами тоже сотрудничают, просто у них другие бюджеты, к примеру, компания GP разработала программы для региональных небольших сетей. VARTA собирает и перерабатывает батарейки совместно с Media Markt.

Мы со многими работаем, просто компания Duracell более заметна и занимается развитием партнерской программы последовательно.

— Что сегодня происходит с проектом "Бокси" — с сервисом для сбора батареек в офисах?

— Проект был ответом на инициативы крупных компаний. Типичная для нас ситуация — нашим менеджерам в Челябинске звонят из The Boeing Company и говорят, мы хотим собирать батарейки. Отправляем им наш типовой договор, 12 страниц на одном языке, 12 на другом, протокол согласований…

А они - огромная компания, у них целый правовой департамент, они не могут просто быстро подписать бумагу, тем более, по непонятной теме. И чтобы поставить коробочку на стойку ресепшн и собирать батарейки в офисе, потребуется много времени и денег, причем люди будут погружаться в ненужную им информацию. "Бокси" задумывался как лаконичный ответ на такой запрос. Хотите собирать батарейки? Вот, пожалуйста, договор оферты, присоединяйтесь или нет, править ничего не надо. Проект живет, у него есть своя ниша, но он не массовый.

— Массовыми станут другие сборы?

— Сборы в подъездах, в обычных школах мы готовим совместно с Duracell. "Бокси" — это больше "инстаграмный" проект, когда к заказчику приезжает "напомаженный" курьер с лицензией на транспортировку расходов. При желании возможны дополнительные сервисы для лакшери-клиента. К примеру, коробочка в этом проекте и транспортная упаковка, и упаковка для накоплений. При желании мы брендируем ее под корпоративные цвета. Если нужен фотоотчет о переработке, то его делаем.

А для массового клиента мы готовим сбор, руководствуясь принципами "просто и недорого". Потребность в нем есть, и, значит, надо дать ответ на запрос. Иначе мы теряем энергию и деньги. 

— В декабре у вас на заводе открыли обновленную линию для переработки батареек. Для чего она была необходима?

— До декабря мы перерабатывали их на оборудовании, предназначенном для других целей. Это было примерно то же самое, что микроскопом забивать гвозди. Раньше объемы по батарейкам у нас были очень разные, иногда совсем небольшие, мы хотели понять, насколько это направление нужно и не спешили ничего кардинально менять.

Теперь у нас появился физически отдельный участок, где перерабатываются только батарейки. В процессе принципиально ничего не изменилось. До этого электронные платы и то, что надо дробить, растворять, перерабатывали, а батарейками занимались в перерывах между сменами.

Но сейчас часто проходят пресс-туры, на завод приезжают журналисты, многие клиенты хотят сами посмотреть на весь процесс. Нам было важно, чтобы производство работало не от случая к случаю. Принципиальная разница та же что и между рестораном и фаст-фудом. Количество батареек растет и нужно снижать стоимость накладных расходов, оптимизировать переработку.

— Ваш завод находится в Челябинске. Это мешает или помогает в работе?

— Мы со всей России собирали фотоотходы и привыкли работать в масштабе страны. Батарейки удобнее в транспортировке и в сборе, чем растворы. Наш опыт позволяет без проблем отстраивать логистику.

Самая большая затрата во время транспортировки — это провезти внутри города. К примеру, по Москве возить стоит дороже, чем доставить все собранное в Челябинск.

Если бы мы находились в Щелково, было бы то же самое. Батарейки выгодно перевозить — иногда полупустая фура собирается, забитая габаритным грузом (системными блоками). А несколько бочек с батарейками добавляют вес и небольшой объем занимают.

Если бы мы возили только батарейки, это получалось бы дороже, а так синергетический эффект возникает. С другой стороны Челябинская область —промышленный регион, где потребляются все компоненты, из которых батарейки изготовлены.

— Вы недавно победили в премии журнала "ЧЛБ.СОБАКА.RU" "ТОП50.Самые знаменитые люди Челябинской области". Чувствуете себя известным в городе человеком?

— Сложно сказать, но, когда возвращаешься домой и видишь в подъезде на коврике перед твоей квартирой лежит пакетик с батарейками, понимаешь, меня видели "в телевизоре".

— Что вы считаете вашими главными успехами в работе?

— До этого мы работали с другими, более ценными отходами, когда из тонны раствора получалось 2 кг серебра. А в обычных батарейках, как их не растворяй, нет серебра и не будет. Раз стоимость их ниже, то обычные способы переработки делали процесс нерентабельным.

Это нас заставило пересмотреть подходы и уйти в сторону самых современных решений, таких, как нейросети для сортировки. Сейчас работаем над этим.

Понимаю, не было бы у нас батареек, мы бы не стали развиваться в таком прогрессивном направлении. А теперь оказались на передовой мировой промышленности. Это очень интересно: искусственный разум, сортировка и другое, вкалывают роботы, а не человек.

— Какой экосовет вы бы дали нашим читателям?

— Есть такое выражение: "Мы все отходы взрыва звезд и термоядерной реакции водорода на Солнце". В этом смысле всё кругом есть отходы. Если есть круговорот воды в природе, то нельзя оттуда убирать никакое звено, это приведет к катастрофе. И с оборотом отходов то же самое.

Раз мы себя скромно называем "homo sapiens", "человек разумный", раз мы запускаем искусственные круговороты, создавая товары – нам же необходимо позаботиться о том, чтобы эти круговороты  замкнуть.

Если сами этого не сделаем, то он все равно замкнется неожиданным для нас образом, обычно люди это называют катастрофой. Когда ты чувствуешь, видишь потенциал, накопленный таким образом, то и получается, что ты сидишь в Челябинске в промзоне, а тебе звонят из больших компаний и предлагают сотрудничать.

Но это история не про тщеславие, а про то, что бывает, когда сознанием находишься в нужном месте и видишь возможности в проблеме.

Фото предоставлены ГК "Мегаполисресурс".

На фото: 1. Владимир Мацюк. 2. Отсортированные батарейки поступают в шредер, где они дробятся. 3. Батарейки подаются на шрёдер. Параллельно контролируется чистота сортировки. 4. Раздробленные в шрёдере батарейки отправляются на магнитный сепаратор, где железные оболочки отделяются от содержимого. 5. Содержимое батарейки отмывается от электролита, после при помощи электролиза извлекаются цветные металлы или их соли. 6. Владимир Мацюк.