17 июня 2020, 11:35

«Жизнь после нефти»: 10 тезисов о зеленой энергетической революции во время пандемии

Автор: Recycle 2630
«Жизнь после нефти»: 10 тезисов о зеленой энергетической революции во время пандемии

С июня по сентябрь в Zoom пройдет 10 еженедельных онлайн-встреч в рамках проекта «Жизнь после нефти». Дискуссии будут посвящены энергетическому переходу и его потенциалу превратиться в настоящую зеленую энергетическую революцию во время пандемии COVID-19. Модераторы проекта – научный сотрудник и активист – будут обсуждать со своими коллегами современные тенденции в энергетике каждую среду с 17-00 до 18-00 (Мск). Первая встреча состоится 17 июня, и на ней эксперты будут искать ответ на вопрос, как жить в новых энергетических условиях. 

В настоящий момент мир находится в беспрецедентной ситуации во многих отношениях. Это касается и энергетического сектора. В период самоизоляции жители многих стран стали существенно меньше пользоваться транспортом и сократили потребление электроэнергии. В результате глобальный спрос на все виды ископаемого топлива и атомную энергию начал падать, а производство электроэнергии за счет ВИЭ при этом продолжало расти. 

Многие крупные компании, международные организации, организации гражданского общества и даже представители правительств выступили с призванием использовать кризис COVID-19 в целях кардинальных изменений в экономической политике и стимулирования зеленых отраслей, включая возобновляемую энергетику. Пойдет ли мир по этому пути? Как будет меняться российская энергетика? Об этом и многом другом можно будет узнать на дискуссиях. 

Авторами и модераторами проекта «Жизнь после нефти» являются Татьяна Ланьшина, к.э.н., старший научный сотрудник РАНХиГС, генеральный директор ассоциации «Цель номер семь», и Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической организации «Экозащита!». Они поделились с Recycle ключевыми тезисами своего проекта. 

1. Жизнь после пандемии и энергетический сектор не должны возвращаться к тому состоянию, в котором они были до начала вспышки COVID-19. Этот кризис, как и любой другой, должен быть использован для работы над ошибками и движения вперед. Сегодня очевидно, что угольной и атомной энергетике не должно быть места в глобальном энергетическом балансе, и мир точно может существовать без этих отраслей. При этом возобновляемые источники энергии и связанные с ними отрасли (накопители энергии, водородная энергетика, электротранспорт и т.д.) должны стать приоритетом во всем мире. 

2. Вопреки распространенным в России мифам, возобновляемая энергетика является дешевой, надежной и перспективной. Дороговизна ВИЭ в России связана с государственным субсидированием ископаемого топлива и атомной энергетики, ограниченным числом игроков, которые сейчас работают в секторе ВИЭ, низкой энергетической грамотностью общества и особенностями российского регулирования. В настоящий момент самый дешевый источник электроэнергии в мире – это ветер, и за счет него уже производится 6% глобальной электроэнергии. 

3. Российская энергетика и экономика могут обходиться без добычи и сжигания угля. Более того, угольная отрасль становится все более убыточной с экономической точки зрения. Отказ от угля потребует масштабной перестройки экономики некоторых регионов, в особенности, Кузбасса, но необходимо перестать рассматривать это как риск и начать видеть в этом возможность. При своевременном и хорошо спланированном отказе от угля, учитывающим интересы всех заинтересованных сторон, данный процесс принесет больше выгод, чем убытков.

4. Атомная энергетика не имеет шансов на развитие в долгосрочном периоде. Отсутствие окончательного решения для проблемы ядерных отходов, риск масштабных аварий и крайне высокая стоимость всего жизненного цикла делают атомную энергетику бесперспективной, опасной и экономически невыгодной. Она также неэффективна с точки зрения борьбы с изменением климата, так как в ядерном топливном цикле присутствуют выбросы парниковых газов, а само строительство атомных электростанций является крайне дорогим и медленным. 

5. Более половины глобального потребления энергии осуществляется в секторе отопления и охлаждения зданий. За счет современных технологий ВИЭ (включая современное биотопливо) и электроэнергии на ВИЭ обеспечивается 10% всего потребления тепла/холода. Отопление и охлаждение можно полностью перевести на ВИЭ, в том числе, в северных регионах. Уголь является далеко не единственным возможным источником энергии для производства тепла даже за полярным кругом. 

6. Транспорт пока медленнее всего переходит на биотопливо и электроэнергию, произведенную за счет ВИЭ. Средства передвижения потребляют треть всей глобальной конечной энергии, и более 96% этой энергии приходится на ископаемое топливо. Тем не менее, ситуация постепенно меняется. Некоторые страны и регионы уже планируют отказаться от новых транспортных средств с двигателями внутреннего сгорания к 2050 году или раньше. 

7. Водород, произведенный за счет ВИЭ, станет новым низкоуглеродным энергоносителем. За счет него можно будет обеспечивать энергией транспорт, здания и промышленность. Водород можно транспортировать по трубопроводам и с помощью морских и наземных танкеров. В России со временем экспорт водорода может заменить экспорт газа. В настоящий момент более 50 стран и регионов мира приняли цели и/или стратегии развития в области водородной экономики. 

8. Развитие накопителей энергии, вкупе с развитием водородной энергетики и электрификацией транспорта и отопления, сделают возможным 100%-й переход на ВИЭ во всем мире. Стоимость накопителей энергии стремительно снижается благодаря научно-техническому прогрессу, и переменная выработка электроэнергии за счет солнца и ветра все чаще комбинируется с аккумуляторами. Это решает главную проблему солнечной и ветровой энергетики – непостоянство выработки.

9. Энергетический переход – это медленный процесс, который занимает десятилетия. Одной из основных причин этого являются длинные циклы в энергетике и общая инерция, присущая данному сектору. Другую важную причину представляет собой субсидирование ископаемого топлива и атомной энергетики. От субсидий в традиционной энергетике необходимо отказаться всем странам, поскольку целесообразно поддерживать лишь новые отрасли и технологии, которые имеют потенциал развития. Страны «Группы Двадцати» решили отказаться от неэффективных субсидий в ископаемом топливе еще 10 лет назад. Однако пока не внедрили это решение. 

10. Российская энергетика очень консервативна и инерционна. В недавно опубликованной Энергетической стратегии России на период до 2035 года пандемия COVID-19 упоминается всего один раз. Документ предполагает увеличение добычи и производства топливно-энергетических ресурсов на 7-26%, при этом добыча газа и угля существенно увеличится, а добыча нефти останется на прежнем уровне или сократится. 

В то время как в ЕС стимулирование развития зеленого сектора и возобновляемой энергетики станет важной частью антикризисных программ, в России на официальном уровне об этом нет и речи. При реализации энергетической политики, как и экономической политики вообще, мы постоянно смотрим назад и почти никогда не смотрим в будущее. Тем не менее, зеленая энергетическая революция не обойдет стороной и Россию

Организаторами проекта являются ассоциация участников рынков энергии «Цель номер семь», российская экологическая организация «Экозащита!» и Фонд имени Генриха Белля в России. Международный фестиваль зеленого документального кино ECOCUP оказывает информационную поддержку. Все анонсы и видеозаписи проекта «Жизнь после нефти» будут доступны в группе ассоциации «Цель номер семь» в Facebook. 

Автор рисунка: Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической организации «Экозащита!». 

Фото: Pixabay. 



Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru